У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

POISONCROSS­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » не важно, кем ты был или не был [rc]


не важно, кем ты был или не был [rc]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

НЕ ВАЖНО, КЕМ ТЫ БЫЛ ИЛИ НЕ БЫЛ
лайя // мехмед
https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/158/730077.png https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/158/763551.png https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/158/628907.png https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/158/657255.png


ты ангел опустившийся с неба,
а может притаившийся зверь.
неважно кем ты был или не был,
кто ты мне теперь?


Отредактировано Laia Burnell (2022-02-14 23:21:47)

+1

2

[indent] Стамбул встречает хорошей погодой и очередной переменой часовых поясов. Это изрядно мешает воспринимать красоту на подсознательном уровне, улавливая в эмоциях нечто необычное. Лайя падает в кровать, стоит добраться до номера, утыкается лицом в подушку и выдыхает. Все поиски она оставит на завтра, у них будет весьма обширная программа по исследованиям. Лео с Владом все еще не до конца понимают, каких целей хочет достичь девушка, она и сама не понимает. Просто чувствовала, что должна быть тут. Сюда и приехала.
[indent] Заснуть надолго не выходит. Каких-то пару часов, и Бернелл уже изучает потолок номера. Отель расположен в центре, и в не задернутое шторами окно беззастенчиво заглядывает Айя-София. Шпили мечети тянутся выше, к небу, и так и манят навестить этот памятник архитектуры, манят заглянуть, приподнять полог истории, оставившей свой след на настенных фресках. Несколько минут Лайя стоит на балконе, зарево заката приятно окутывает розоватым светом все вокруг. До наступления темноты еще несколько часов, и можно позволить себе обследовать окрестные улочки, пока Лео и Влад отдыхают. Правда, нужен ли отдых Владу, Лайя не знает. Но не проверяет, а мягко выскальзывает из своего номера и стремится по коридору в холл. Вечерняя суета шуршит и рассыпается живым чувством, когда люди вокруг куда-то спешат, чего-то хотят. И Лайя невольно улыбается, ныряя в объятия улицы, отдаваясь аромату цветов и кофе. Кофе и правда пахнет на всю улицу, и Бернелл первым делом решает выпить его. Занимает столик в уличном кафе, делает заказ, и расслабляется.
[indent] У нее нет четкого плана в голове. Просто вернувшись в Лэствилл, Лайя быстро поняла, что не может там находиться. Когда-то этот город был ее домом, но сейчас ее душа рвалась даже не обратно в Румынию, а в поисках ответов на то, что происходит в ее голове. Кажется, уже невозможно было считать, что все сны - просто сны. Она видела в них себя и Лео, Влада, Сандру, и это, рано или поздно, должно было потребовать объяснений. Почему-то казалось, что именно Турция, хранящая свои тайны, сможет ответить на вопросы. Ведь именно тут все начиналось.
[indent] Официант приносит кофе и пирожное, Лайя улыбается. Обслуживающий персонал знает английский, изъясниться удается без проблем. Лайя снова возвращается к своим мыслям. Город, которому так много лет, что он успевал сменить названия и даже веру. История не была особо сильной стороной Бернелл, ее она рассматривала исключительно через произведения искусства, но никак не через факты и события. И теперь перед ней открывался новый мир, полный загадок, на которые предстояло ответить. Отсутствие знаний сказывалось все сильнее, похоже, Лайе придется пополнить набор книг и справочников и первым делом установить, кто в ее видениях [будем это так называть], является историческими личностями. Почему-то казалось, что если с Владом все понятно, то Лео и Лале явно выдуманные. Нет у ее подсознания столько возможностей, чтобы использовать живших когда-то людей, да и не могут они быть так похожи на них с Лео.
[indent] Лайя делает глоток. Кофе и права прекрасный. Солнце успевает окончательно скрыться за горизонтом морской глади, оставляя после себя алые, почти кровавые, разводы по небу, но обещая вернуться наутро с новым светом. Столики кафе начинают заполняться, и Лайя уверена, что две трети посетителей - туристы, которых тоже манит скрытность Турции на грани двух культур, европейской и восточной.
[indent] Так почему в ее видении присутствовал Лео? Лайя чуть краснеет от собственной догадки. Рыжий парень был глубоко симпатичен девушке, даже, наверное, больше. Но она решила, что ей нужно сначала разобраться, а потом уже выстраивать все отношения вокруг себя. Это не просто туристическая поездка, так, по крайней мере, Лайя сказала Милли, когда отказывала сестре в возможности поехать с ней. Никто не знает, какие тайны их тут ждут, и кто еще попытается сжечь Лайю на костре. Быть в числе списка жертвоприношений ей не очень-то нравилось, и это была единственная причина, по которой она не решалась отступить от отеля дальше уличного кафе.
[indent] Маленькая чашечка пустеет еще до того, как Лайя успевает доесть пирожное. Она поднимает руку, чтобы подозвать официанта, но встречается с глазами, впившимися в нее. Лайя выдыхает, рука опускается сама собой, пока мужчина занимает стул напротив, на другом краю столика. Бернелл вопросительно смотрит, всем своим видом отказывается начинать разговор первой.

+1

3

Мехмед уже отвык от прибрежного запаха и живописной бухты Стамбула, и каждый раз, когда он возвращается сюда, то воспоминания с головой набрасываются на него, будто пчелиный рой, будто отряд янычар. Перед ним сменялись эпохи, правители, он видел упадок и процветание империи, он видел все. И как горько ему не было от того, что стало с его страной, можно отдать должное - турки чтили традиции и оберегали их.

Каждый раз, когда он возвращается в Стамбул, то первым делом не идет в свою квартиру, отдохнуть, а покупает экскурсионный билет во дворец Топкапы. Это такой расслабляющий ритуал, который не дает ему забыться, а еще и забыть. В действительности, когда он проходит мимо гаремных покоев, мимо кабинета собраний диванов и тронного зала, бывшего султана охватывает горечь ностальгии. Ведь именно здесь он издавал указы, именно тут находил себе наложниц. И хоть он впервые был представлен всеми миру в Эдирне, как будущий правитель всей империи, дворец Топкапы был и остается его гордостью. Трогать предметы во дворце было нельзя, но иногда, когда взор охраны падал на других посетителей, мужчина тайком проводил руками по резным подлокотникам, по старому текстилю диванов. И это ощущение ни с чем нельзя было сравнить.

Однажды, он ради интереса посетил "свою" тюрбу, и больше туда не возвращался. Ему было попросту противно и неприятно находится здесь, смотреть на то, как в могиле лежит поддельный паша, которого он решил умертвить. Все же, бессмертие дается не так легко и за все предстояло платить.

И какого было его удивление, когда тот самый ключ в освобождении от этого ужасной участи, совершенно недавно прибыл в Стамбул.

Он часто видел фотографии Лайи Бернел у себя в телефоне и изредка проводил большим пальцем по экрану, будто смахивая невидимую пылинку. Но на деле он проводил пальцем по ее прекрасному лицу. Она так сильно напоминала ему Лале, его милую и прекрасную Лале, такую храбрую и смелую, но увы.. давно почившую. И только после смерти кузины, он наконец смог понять всю ее ценность. Дракула тоже смог, что раздражало еще больше. Особенно Мехмеда раздражал тот факт, что и кровопийца и его конопатый друг с Балкан все еще живы и вьются вокруг его прекрасного цветка. Как и почему им удалось выжить, мужчина решил задаться этим вопросом потом. Сейчас ему натерпелось увидеть его прекрасную Лале вживую, вблизи.

Проследить за не было так же легко, как и добраться улицы, на которой они остановились. Глаза и уши у бывшего султана были повсюду, поэтому добрался до придорожного кафе у него не составило труда.

Она сидела за столиком совершенно одна, такая красивая и одинокая. Смотрела по сторонам и пила кофе, который был здесь на каждом шагу. Мехмед залюбовался этой картиной и совершенно не ожидал, что девушка обратит на него внимание. Он застенчиво улыбается и подсаживается рядом.

- İlk tanıştığımız gün kadar güzelsin. - он протянул ей взявшийся из-за спины розу и протянул ее девушки. Та сидела в непонимании и вопросительно глядела на мужчину, будто хотела встать и ужать от него. Мехмеду пришлось срочно что-то предпринять, чтобы она не сбежала от него. - Простите, вы такая одинокая была здесь, хотелось сделать приятное. Вы иностранка? Меня зовут Селим, а вас, о прекрасная госпожа?

+1

4

[indent] От незнакомца исходит странное ощущение, которое кусает нервные окончания Лайи. Она не сразу понимает, что он начинает говорить. Как и не сразу понимает, что говорит он на турецком. Речь совершенно не чужда, будто бы память на слова отзывается, но их смысл все еще сокрыт туманом, что мешает полностью вовлечься в разговор.
[indent] Вместо кофе ей предлагают розу. Лайя, как зачарованная, протягивает руку к идеальному цветку, хотя правила поведения в чужой стране говорят о том, что так делать не нужно. Мало ли, что задумал мужчина. Вот, уже говорит на доступном английском. Вот, уже говорит, что она выглядит одинокой, что она иностранка.
[indent] - Я... нет, я не одинока. Просто мои спутники все еще переживают акклиматизацию.
[indent] Влад и Лео будут в бешенстве, когда обнаружат, что она отправилась в прогулку в гордом одиночестве. И завела странное знакомство.
[indent] Лайя обводит взглядом кафе, оно заполняется людьми, значит, в толпе с ней ничего не случится. Да и с чего она взяла, что у мужчины к ней какие-то дела, может, в самом деле он просто увидел ее, она просто ему понравилась, настолько, что теперь в ее руках роза. Лайя ведь весьма привлекательная девушка.
[indent] - Селим? Так ведь звали нескольких султанов Османской империи?
[indent] Такое ощущение, что с Селимом они уже где-то встречались. Но нет, Лайя не могла вспомнить ни одной встречи, никакого личного знакомства с этим мужчиной. И все же, его глаза она где-то видела. Игра воображения? Возможно. Но какая-то уж очень навязчивая игра. Сны? Лайе сны снятся странные, она словно сериал смотрит про жизнь так похожей на нее турчанки, но верить в их реальность она отказывается, пусть все участники той жизни сейчас так похожи на близких ей людей.
[indent] Селим был на кого-то похож. И с губ девушки слова срываются раньше, чем она успевает подумать о не благоразумности подобного вопроса:
[indent] - Мы с вами не могли встречаться? Мне кажется, что вы выглядите знакомым, но я не могу понять, откуда могу вас знать? Какие-то конференции по искусству?
[indent] На искусствоведа Селим не похож. Но ведь и на Бернелл не написаны ее таланты реставратора, которые она сейчас применяет к действию.
[indent] Хм. Мысль возникает в голове, а рука уже тянется к сумке, где у Лайи всегда наготове блокнот и карандаш. Если нарисовать Селима, то есть шанс что-то вспомнить, хотя есть шанс не вспомнить ничего. Но девушка не торопится предлагать подобное решение, возможно, сейчас Селим скажет, что они могли пересекаться на эскалаторе в аэропорту, и тогда она перестанет изнывать от догадок и мыслей на эту тему.
[indent] А солнце все больше раскидывает своего тепла, скоро станет настолько жарко, что придется убираться с улицы. Еще лучше - вернуться в отель и все-таки отдохнуть, вернуться до того, как ее бросятся с собаками искать.

+1

5

Она была потрясающе красиво, как и тогда, в их последнюю встречу. Пышная копна черных волос, выразительные глаза и улыбка, от которой нельзя было отвести взгляд. Он не мог перестать мысленно называть ее Лале, потому что она фактически ею и являлась, только было другое время, другое место. Сменились эпохи, сверглись режимы, но он все равно помнил ее лицо, эту улыбку.

Мехмед будто бы мальчишка, хитро улыбаясь опустил глаза. Ну вот подсел ты к ней, а дальше то что?

- Все еще считаю ваших спутников безответственными нахалами, бросить такую красоту одну, в городе где полным полном незнакомцев. Вдруг кто-то захочет украсть? - все еще улыбается, пытаясь тем самым расположить к себе, задобрить и увести подозрение. Если она знала о прошлом, если она помнила свою прошлую жизнь, он ни в коем случае не должен был выдать себя. Она не должна понять, что перед ней сидит султан, ее двоюродный брат. Не должна.

Розу она не берет, как рационально с ее стороны. Обычно за такое могу попросить деньги, но увы, мужчина даже и не думал у нее вымогать денег. Просто кладет цветок на столик ближе к девушке.

- Возьми, не бойся. Деньги с такой красавицы брать грех, Аллах мне свидетель. Просто захотел порадовать тебя, ведь ты была такой грустной. - Жестом мужчина подзывает к себе официанта и заказывает чашку турецкого эспрессо. Стараясь делать вид, что якобы не замечая пристального взгляда со стороны Лале, он продолжает начатый диалог, - Да-да.. пара султанов звали. Ведь, у нас есть такое поверье: если хочешь чтобы человек прожил достойную жизнь, назови его в честь самых выдающихся правителей. Поэтому по стране очень много ходят Селимов, Сулейманов, Ахмедов и много-много других.

Он не стал специально говорить про имя "Мехмед", не хотел провоцировать, хотя в глубине души его раздирало от любопытства, каким она на такое могла отреагировать. Ее задумчивое лицо все еще беспокоило его, но бывший властитель Османской империи был достаточно хитрым и мудрым правителем, чтобы перевести разговор в нужное ему русло.

- Слишком много вопросов от красавицы, чье имя я до сих пор не знаю. - он слегка надувает губы, будто обиженный ребенок, и отводит взгляд в сторону Босфора. - А ведь я проявил уважение и представился.

Чтобы как-то разрядить обстановку, официант приносит ароматный кофе и мужчина поблагодарив, слегка отпивает его и надкусывает рахат-лукум. Сейчас конечно делают не так вкусно как в былые времена, но есть было можно.

- Отвечу на все твои вопросы, когда ты представишься.

В кармане вибрирует телефон, и ему приходится мельком заглянуть туда, чтобы увидеть сообщение от ордена.

"действуй, иначе будет поздно."

+1

6

[indent] Что-то в Селиме было неуловимо знакомым, но Лайя никак не могла определить, что именно. На кого-то походил? Хотя она уже второй раз задается этим вопросом. И Лайя смахивает с себя все эти вопросы, они все равно не получат ответов. Разве что и правда она не бредит, но тогда этот мир явно катится в прорву, если в нем происходят столь странные вещи.
[indent] Но легкость, с которой говорит Селим, причем на правильном английском, которым не каждый местный может похвастаться, веселят Лайю. Она смеется и качает головой, а затем спрашивает:
[indent] - Украсть меня в гарем?
[indent] Расхожая шутка, но другой в голове нет. Впрочем, и эта пойдет.
[indent] - Вряд ли в центре Стамбула на меня будут покушаться, ведь ваш президент говорит, что вы светская страна, отринувшая свои неправильные ценности и оставившая правильные.
[indent] Казалось бы, став туристической Меккой, Турция растеряла всю свою загадочность, но нет - невозможно отменить историю, в которой хранится всякое. И хотя страна открыла свои двери для неверных, в числе которых была и Бернелл, все еще ощущалось резкое веяние вековых законов. И это нравится Лайе. Она не чувствует никакого диссонанса, упиваясь тем, что тут даже воздух на вкус иной. Поразительно. Понимала ли она то, как ей тут понравится? Ожидала ли? Нет, ничего подобного. Но да, сейчас она дышит полной грудью.
[indent] - И все эти тезки султанов живут достойно?
[indent] Лайя не успевает попросить официанта о вазе с водой для розы, раз уж она стала ее обладательницей. И заливается краской. Да, ее только что упрекнули в невежливости, а ведь она не хотела показаться таковой. Лайя открывает было рот, но не успевает назвать имя - официант возвращается с кофе для Селима, и Лайя придерживает молодого турка за рукав. Ловит его взгляд, в котором читается некоторое недоумение.
[indent] - Простите, - руку Лайя убирает, кивает на розу и просит: - Принесите, пожалуйста, куда можно поставить розу, - затем улыбается, чтобы сгладить странную неловкую ситуацию. Официант кивает и снова удаляется, Лайя же взгляд на Селима обращается. - Лайя. Меня зовут Лайя.
[indent] Фамилию не называет, но так ему ничего и не скажет.
[indent] - Не хотела вас задеть, просто слишком много ощущений сразу навалилось. Ни в одной другой стране я пока не встречала этого странного чувства, когда ты лишаешься на миг всех чувств от того, что всего слишком много: запахов, вкуса, мыслей, ярких красок. Мне кажется, что я схожу с ума, - Лайя снова смеется, - черт, да мне все еще кажется, что мы с вами знакомы, хотя это и без того все странно, учитывая, какие сны мне снятся.
Берега Босфора хранят тайны, а Лайя во снах смотрит историю, свою или чужую, она уже ни в чем не уверена. Рациональная ее часть советует отправиться к врачу и попросить хорошие таблетки от беспокойства, но есть еще другая ее часть, скорее уж, романтическая, которая пока что жаждет ответов на вопросы.
[indent] Другое дело, что ей впервые за долгие годы хочется рисовать - не заниматься реставрацией, а именно рисовать.
[indent] - У вас лицо, которое просится на холст, причем в аутентичной обстановке.

+1

7

До чего ему не хватало ее проницательности и ума. А их милые короткие разговоры, после чего она улетала, будто ласточка от огня. Действительно, Мехмед был огнем для нее, который пожирал все на своем пути, который не мог насытить свой голод. Вначале ему казалось это все смешной детской игрой, потом идиотское подростковое поведение, современники скажут, что это был переходный возраст и желание проявиться себя. Как смешно и банально, но ведь это было действительно так. Но тогда, почти пятьсот лет назад во дворцах не было психотерапевтов и никто не знал как справлятся с трудными деться. Только ссылка, в Бурсу. Как того и хотел его отец Мурад Хан.

- Если бы и был гарем, то смею заметить, что такая умная и красивая девушка сразу займет место любимой наложницы и сметет со своего пути всех конкуренток. Такой вот была Хасеки Хюрем Султан. - он деловито улыбнулся и немного отпил кофе. После приобретения бессмертия, он постоянно находился в тени своих будущих потомков и изредка наблюдал за ними. Как мужчины теряли головы, как женщины возводили свою власть в абсолют. Все это было так странно для него, так необычно. Возможно, верни он время вспять, то наверняка смог взять Лале в жены и выгнать весь гарем, как это сделал его правнук. - Вы совершенно правы, но турки помнят и чтят традиции. Так было всегда, даже если все мы одеваемся как европейцы и говорим на иностранных языках - память поколений всегда будем с нами.

В чем-то Мехмед был прав, особенно по отношению к себе. Он помнил все что случилось потом с ним, его семьей и какие ужасные вещи совершал Бассараб. Его же кол ему бы в глотку запихнуть, да прокрутить хорошенько. Только вот милая девушка что сидела рядом и любовалась розой будет крайне недовольно таким положением.

- У кого как на самом деле, кто-то устраивает свою жизнь хорошо, у кого-то вся жизнь наперекосяк. Видимо, Аллах считает что мы слишком счастливо живем, поэтому на нашем пути встают все больше и больше испытаний. Я такой из тех несчастных, - мужчина улыбается и слегка отпивает вкусный кофе. И как он мог жить без этого напитка? - Но не будет о плохом, ведь как можно грустить когда рядом такая женщина.

Лайя... Милая Лайя. Поменять пару букв бы, но нет. Он должен привыкнуть. С губ чуть не слетает предательское имя его кузины и ему хочется себя ударить. Он лишь повторяет имя на вкус, пробуя и смакуя, а потом берет ее ладонь в свою и мимолетно касается губами. Эти прикосновения обжигают его, но ему плевать. Ведь так давно ему хотелось к ней прикоснуться.

- Вот мы и познакомились, Лайя.

Он смотрит на нее внимательно, изучающе. Пытается заглянуть в самую суть ее души и разглядеть то, что скрыто от его пристального взора за семью печатями. Свет, что так нужен его ордену. Но все что он видит перед собой, это смущенная девушка, не знающая куда себя деть.

- Знакомые ощущения, я вас прекрасно понимаю. А еще есть такое ощущение, будто ты вернулся домой после долгой поездки? Каждый раз возвращаясь в Стумбул, именно это я и чувствую. - на слова о том, что они знакомы, мужчина едва приподнимает уголок губ. О бесмеляхи рахмани рахим, до чего она была права. Сказать ей, что они знакомы и что кузен безумно рад встрече? Посмотреть на ее реакцию? А на реакцию Влада, что так бережно охраняет свое сокровище, когда узнает что ее забрали? Столько идей, столько мыслей. Потрясающе, чудесно. - Ну, возможно в прошлой жизни что-то могло и быть, мы могли быть знакомы. Современные ученые и истории об этом думают, и я придерживаюсь тех же теорий.

А еще он помнил ее рисунку и до чего талантливой художницей она была. Возможно, он мог этим воспользоваться.

- О, так вы рисуете? Я бы с удовольствием мог вам помочь с этим, здесь и сейчас. Рядом есть отличная студия, хозяин мой старый друг и сможет на пару часов закрыть ее для нас, чтобы вы смогли порисовать.

Соглашайся, соглашайся küçüğüm

+1

8

[indent] - Звучит так, будто вы с ней личной были знакомы, - Лайя смеется. Поразительно, как приятное общество поднимает настроение, заставляет забыть о всех переживаниях. Еще более поразительно, что незнакомый по сути человек кажется таким близким, таким понятным. - Но современные девушки, и я в том числе, предпочитают быть единственными.
[indent] К своему стыду, о Турции самой, о ее правителях Лайя знала мало. И ее щеки чуть розовеют от сомнения, сказать ли об этом Селиму? Не хочется показаться неграмотной американкой, о ее соотечественниках и так ходят неблаговидные рассказы, но вся проблема Бернелл была в том, что жизнь она воспринимала через призму искусства, от того, порой, не замечала иных, не менее важных деталей.
[indent] Слова Селима звучат с какой-то долей отчаяния, от чего хочется даже взять его за руку и спросить, чем же его жизнь обидела. Но Лайя не делает ни того, ни другого - прикасаться к мужчине, нарушая социальное расстояние первой кажется какой-то дикостью, да и расспросы о личном еще не для уровня их знакомства, которое длится... минут двадцать? Лайя украдкой бросает взгляд на серебряный циферблат наручных часов, браслет которых ажуром руку оплетает. И откровенно удивляется, времени прошло в два раза больше предполагаемого. Ищут ли ее друзья? Да нет, если бы искали, телефон бы уже разрывался от звонков, а пока он тихо лежит рядом на столике, темнея экраном.
[indent] Может, оно и к лучшему.
[indent] - Надеюсь, что вам все же будет вести больше в дальнейшем, - скромно желает девушка.
[indent] Кофе успевает остыть, но его еще половина маленькой чашечки, а Лайя уже и не хочет его пить.
[indent] - Да, действительно, есть такое чувство. Что более странно, в Стамбуле я впервые в жизни.
[indent] Несколько лет назад у Лайи была возможность отправиться сюда на художественный практикум, но что-то не заладилось с документами, да и в денежном плане она тогда не особо могла позволить себе подобные вылазки, что очень расстроило ее саму. Тогда же Лайя в утешение решила, что еще не время для визита в столицу Турции, но вот она, на берегах Босфора, благодаря странному стечению обстоятельств.
[indent] - Хочу потратить несколько дней на изучение города. И если повезет, то посетить Топкапы. Туда же пускают туристов?
[indent] Селим ничего не говорит на сорвавшееся с губ Лайи замечание о снах. И слава богу. Она уже жалеет, что оказалась столь не сдержанная, кому вообще нужно знать, что за глупости снятся ей? Это путевка к психотерапевту, но на него у Лайи нет ни времени, ни желания. Возможно, это все лечится само собой.
[indent] Когда Селим предлагает порисовать в студии его друга, Лайя замирает. Здравый смысл, словно, просыпается, намекает, что не стоит соглашаться. Можно ведь обменяться номерами телефонов, созвониться в другой день, и взять с собой Милли или Лео, на худой конец Влада, но его хмурый вид явно распугает все вдохновение. А сейчас соглашаться - безумие. Но творческая личность - это та личность, что не слышит глас разума, и Лайя поддается этому чувству. Рука ложится на прямоугольник телефона, вроде бы намекая, что девушка сейчас попросит контакты для связи, но вместо этого она отправляет его в сумку. И смотрит на Селима горящим взглядом:
[indent] - Если вы готовы стать натурщиком на эти пару часов, то я согласна.
[indent] Почему-то кажется, что он не откажется. Что-то в его взгляде, цепком и уверенном, шепчет, что именно этого он и хочет. Но Лайя уже видит внутренним взором штрихи карандаша на холсте. Хорошо бы красками написать Селима, а еще в султанском облачении, но пары часов на это не хватит. Придется довольствоваться тем, что есть.
[indent] - Так мы идем?

+1

9

Сказать ей правду или тактично промолчать о том, что половину своей родни он видел и даже был знаком? Не слишком ли ее сильно впечатлит рассказ о жестокости султанов, которые так почитают на их общей родине. И наверняка ее восхищать истории женщин, обычных рабынь, которые становились настолько могущественными и сильными правительницами, что старые догматы империи им были не о чем? Ну разумеется, в век феминизма и независимости, это будет правильным решением. Но Мехмед был слишком стар для этого, чтобы принимать все, что творится в этом мире.

- История всегда учит нас оглядываться назад, милая Лайа. Но иногда, некоторые вещи стоит забывать и начать жить с чистого листа. - он смотри в ее глаза пристально, будто пытается найти в это взгляде Лале, перед которой ему было так стыдно. Это было дело давно минувших дней, он был молодым, глупым и безграмотным. Дай ему, молодого оболтусу мозги повзрослевшего Мехмеда, те веща никогда бы не произошли. Но имеем то, что имеем. Но будь у него шанс все исправить - то султан бы им воспользовался, и не дал сблизиться с тем янычаром и плененным принцем.

Сейчас, он буквально хотел сбросить всю эту маску притворства и признаться во всем: в том, что он давно ее ждет, что она нужна ему, что он - кошмар детства ее той жизни в Османской империи. Но клятва, что он дал, должна была быть исполнена.

Лайа была все же более наивной и доверчивой, раз была не против с незнакомцем покинуть кафе и направиться в так называемую мастерскую порисовать. Куда же смотрит Влад? Потерял бдительности? Будь на его месте я, никогда не пустил одну в незнакомый город.

- Любой каприз, моя госпожа. Раз вы желаете рисовать, то я с удовольствием вас сопровожу. - Кофе давно допит, расплачивается он за нее и за себя. Лицо девушки немного возмущено, но мужчина заверил, что он в состоянии оплатить даже поход в ресторан, если она вдруг захочет продолжение. Та тут же смущается, и Мехмед ухмыляется. Подкупить лестью и обещаниями он всегда мог, показать красивую сказку о том, как может быть - тоже было ему под силу. Но вот взять в оборот ее сердце и привезти ее к ордену было достаточно большой проблемой. Мелить было уже нельзя.

0


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » не важно, кем ты был или не был [rc]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно