У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

POISONCROSS­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » don't look back [snk]


don't look back [snk]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/159/t428070.jpg
...я хуже тебя, мои обещания дешевле твоих
ты меня не прощай, я шум... и я стих
я так хотел, чтобы ты была счастлива со мной
но я — отрицательный герой

+1

2

[indent] Бывает так, что события тянутся слишком медленно, и за три года жизнь становится слишком ровной, чтобы быть готовым к событиям, неожиданно развивающимся. Это расслабляет. Криса того признавать не хотела, но чувствовала себя напуганной6 еще вчерашние кадеты, а сегодня едва ли не смертники. Как в пределах стен оказалось столько титанов, никто ответить не мог. Так же, как так вышло, что весь план командиров рассыпался в труху. И вот они взаперти в здании, что вот-вот рухнет, и вот уже Имир оказывается титаном.
[indent] Р а з у м н ы м титаном.
[indent] Это пугает. Кого угодно, но не Кристу.
[indent] Не Хисторию.
[indent] Она ведь обещала Имир, что когда раскроет саму себя, и она вернет свое имя себе. Хотя это совершенно бессмысленный шаг, им всем придется разбираться с происходящим и последствиями этого.
[indent] ...о странных вещах думает Хистория, когда мчится неизвестно куда, ведомая, собственными эмоциями. Ей кажется, что если она сможет убедить Райнера /не Имир/ в том, что он должен остановиться, он должен вернуться или хотя бы отпустить Имир и Эрен, то все закончится хорошо. Самое сложное - придумать, что сказать, какими словами убедить, чтоб все получилось.
[indent] Лошадь начинает хромать. Хистория не сразу это замечает, увлечённая своими мыслями. Наверное, подкову потеряла. Или что-то еще случилось, на что девушка внимания не обратила. Остается надеяться, что у нее хватит времени добраться до своей цели, при этом не убившись нигде по пути. Ей все еще кажется, что по незаконнорождённой дочери Рейсса никто не заплачет, но она ведь стремилась доказать Имир, что не планирует погибнуть, чтобы облегчить кому-то другому жизнь. Тем не менее, ей приходится спешиться, пускаясь дальше в путь пешком, ведя лошадь в поводу. Как обратно будет ехать, неизвестно. Но кого волнуют такие мелочи. Хистория, словно, наполовину думает, видит шаг вперед, но не шаги назад. Не задает себе вопросов, захочет ли с не вообще Райнер говорить? Саму ее ни разу не волновало, что Энни титан, Хистория ничего не испытывала от этой новости, кроме ощущения безудержного обмана. Но в случае Райнера все имело иные оттенки, которые оставляли странный привкус чувств на губах.
[indent] К т о - т о должен попытаться вернуть Имир и Эрена без лишней крови, кто-то должен звучать гласом разума, так почему не она? Если у них с Райнером получалось говорить в тиши ночи под луной, то почему не получится сейчас, когда все маски сброшены, и нужно только поверить /не бояться/.
[indent] Кажется, совсем рядом звучат голоса. Хистория лошадь отпускает, надеясь, что та не ухромает далеко от нее, а сама планирует в кустах спрятаться, чтобы понять обстановку. Но прежде, чем ей это удается, шаги позади нее /совсем рядом за плечом/ заставляют обернуться, чтобы оказаться нос к носу с Райнером.
[indent] Когда искала именно его, а все равно получила эффект неожиданности.
[indent] Хистория на ногах устоять не может, пошатывается и падает в те самые кусты, которые собиралась использовать в качестве прикрытия. Сдавленный писк сопровождает происходящее, делая вполне себе драматичную ситуацию комичной. На лице Райнера улыбки нет, Хистория пытается понять, что ей следует сделать. Вроде как положено титана бояться, но бояться не в ы х о д и т, только смотреть на него во все глаза.
И бороться с тем фактом, что он шпион, он предал их.
[indent] Райнер. Берт. Возможно, Имир.

+1

3

скажи, райнер, ты правда думал, что сможешь притворяться хорошим перед самим собой всю жизнь?
- я пойду проверю, - он раздраженно дергает плечом, останавливая уже поднявшегося на ноги бертольда, и легко спрыгивает с ветки.
скажи, райнер, сколько еще ты собирался врать самому себе? ради чего? чтобы заглушить свой проклятый перфекционизм? чтобы забыть, что из-за тебя погибли твои товарищи? чтобы заработать себе орошенную кровью возможность жить на этом чертовом острове?
он плавно скользит над титанами, собравшимися под гигантскими деревьями. они провожают свой несостоявшийся обед задумчивыми взглядами, но почему-то все еще не двигаются, даже когда человек на упм скрывается в дальних кустах. странные они. хотя - райнеру сейчас плевать на это. ему сейчас вообще на все плевать. единственное чувство, которое он до сих пор способен испытывать - это жгучая, разрывающая его на куски, злость. не на берта, который все это время молчал, не на эрена, который, сам того не понимая, разбил крохотный мнимый мирок райнера, не на имир, в чьих глазах, кажется, застыла несмываемая насмешка. на самого себя. за то, как глупо он попался в ловушку своего же разума, и что до сих пор почему-то пытается найти причину не покидать парадиз, предать марли, похерить все, чего он добивался с сопливого детства. так нельзя. но и вернуться, туда, в страну за морем, прямо сейчас - это... это то, что тянет райнера к земле, и дальше, под нее, на глубину двух метров, где для него, он абсолютно уверен, уже приготовлен удобный комфортабельный гроб.
скажи, райнер, что теперь будет?
он касается ногами земли, дергает за рычаг упм, чтобы смотать леску, и оглядывается по сторонам. парой минут ранее берту показалось, что он услышал странный звук, как будто топот лошадиных копыт совсем рядом. райнер знает точно - этого не может быть, потому что разведке требуется время на сборы и погоню, они не смогут так быстро оказаться в лесу гигантских деревьев при всем их желании спасти носителя координаты (ну или хотя бы наподдать по бронированной заднице одного предателя), даже одержимая эреном микаса. но все равно вызывается проверить и, рискуя быть замеченным и схваченным титанами, спускается вниз. чтобы нос к носу столкнуться с растерянной, смотрящей на него широко распахнутыми глазами, кристой. и это - единственное, к чему райнер абсолютно, ни капли не готов.
он делает лихорадочный вдох - такой обычно совершают перед тем, как сказать нечто важное. но так и продолжает молчать. как глупо, как ужасно, что они встретились вот так именно сейчас. зачем криста приехала сюда, еще и, по всей видимости, одна? неужели эта хрупкая девочка решила, что в одиночку способна справиться с двумя разумными титанами? или надеялась, что похищенная имир встанет на ее сторону? но так... все равно получается расклад не в ее пользу, потому что райнер и бертольд куда опытнее, у них за плечами годы тренировок в марли и кадетском корпусе, выработанные жестокой муштрой рефлексы, куда больше знаний, даже о тех же генах разумных. тогда зачем..? и почему ему сейчас вдруг так больно в груди? как будто райнеру медленно выламывают ребра и раздирают кровеносные сосуды, а ему только и остается, что наблюдать и терпеть. как же так? и... что теперь делать? не отправлять же кристу обратно, сквозь всех титанов, которые до сих пор дежурят под деревьями, выжидая непонятно чего. может, забрать с собой? она же сама призналась, что королевских кровей, марлийское правительство будет целовать райнеру руки, если он притащит в родную страну не только носителя координаты, но и королевского наследника. да только... поднимется ли у него рука?
- привет, - ничего глупее и быть не может. он все еще не представляет, зачем девушка явилась сюда совершенно одна, без охраны, без сопровождения даже хотя бы кого-нибудь вроде капитана леви или микасы. - зачем... ты?
и о чем говорить? то есть, по-хорошему, надо бы отправить кристу обратно. сказать что-нибудь в стиле "тебе тут нечего делать", а еще "я не вернусь", и добавить что-нибудь в стиле "даже не думайте, что сможете отбить у нас эрена". да только вот язык у райнера не поворачивается, и мысли переваливаются в голове огромной неповоротливой махиной, которая уже давным-давно потеряла все ориентиры и ползет с поражающей воображение бесцельностью. поэтому он только вздыхает и прикрывает лоб ладонью, трет морщину над переносицей - он слишком много хмурится в последнее время, кажется, теперь она оттуда просто не исчезнет. нельзя медлить. нельзя допустить, чтобы бертольд забеспокоился из-за долгого отсутствия товарища и решил пойти проверить - ведь они до сих пор не знают, что на уме у имир, да и эрен достаточно идиот, чтобы решиться на побег, будучи даже без рук и без ног. но просто так оставить кристу он почему-то не может тоже. поэтому стоит, нелепо переступая с ноги на ногу, и вымученно подбирает хоть какие-нибудь слова. хоть что-нибудь.
- здесь опасно, - браво, райнер. высший балл за сообразительность. что еще настолько же гениальное есть у тебя в запасе? - возвращайся к своим... - да. не к "нашим", не к "остальным" - к "своим". потому что они теперь чужие. вообще-то, они всегда были чужими, как бы райнер ни пытался убедить себя в обратном, и как бы больно ему ни было сейчас это осознавать. - пожалуйста.

+1

4

[indent] Тишина подвисает, гулкая, безмолвная, кажется, даже птицы не поют. Хотя какие птицы ночью? Хистория чувствует себя странно. Надо что-то сказать, но она молчит, и какое-то время молчит и Райнер. Хистория изучает его, он не изменился, он такой же, как и всегда. Он не похож на чудовище, он не похож на убийцу. Почему он не похож? Почему он не дал никак понять, что он титан, что он враг, что он тот, кому доверять нельзя? Она так хотела ему верить. Она ему верила. А теперь...
[indent] ...обиды нет на самом деле. Потому, что у всех свои тайны. Можно сколько угодно говорить, что тайна Хистории безобидная, никому не стоившая целой Шиганшины, но разве это то, чем стоит равняться? Хистория молчала, Райнер молчал, каждый из них преследовал свои цели, это их о б ъ е д и н я е т, и это почему-то успокаивает Рейсс.
[indent] Райнер заговаривает первым. Хистория, кажется, теряется окончательно /привет, я пришла... зачем?/.
[indent] Хороший вопрос. У Хистории ответа внятного нет, но она делает вдох. Хочет начать говорить. Но получается не сразу. Опасно, да, и возвращаться нужно, но...
[indent] - Почему? - Вдруг выпаливает вопрос, такой робкий, в чем-то наивный. Что почему? Почему решил уйти? Почему захватил Эрена и Имир? Почему не убиваешь сразу? - Что будет, если я не уйду? Ты меня тоже в плен возьмешь?
[indent] Ей хочется вытянуть голову. Посмотреть за спину Райнеру, чтобы увидеть Эрена и Имир, но не выходит. И она перестает вставать на носочки. Смотрит на Райнера. Выражение его лица видно не очень хорошо, лишь какие-то отблески эмоций, но такие бледные, что не поймешь.
[indent] - Я просто... я не знаю, зачем я здесь. Я не понимаю, что произошло. Не хочу понимать. Эрен и Имир, зачем они тебе, Райнер? Ты ведь должен понимать, что спастись у вас получится только если вы оставите пленных, уйдете сами. Потому, что за ними пойдет разведкорпус. Они важны для разведкорпуса.
[indent] Важен на самом деле только Эрен. Хистория не обманывается, Имир будет в списке таких же предателей как и Райнер, как и Берт. Потому, что она могла бы давно признаться, что титан, но все равно молчала, скрывала, не хотела говорить. Поэтому вряд ли ей повезет избежать наказания, но Хистория уже решила, что будет отстаивать жизнь Имир, как свою.
[indent] Вот только что делать с Райнером и Бертольдом? Райнер стоит перед ней, на миг кажется, что какое-то видение. Хочется протянуть руку и потрогать его, чтобы убедиться, что он не призрак этого леса, а живой, настоящий. Хистория досадливо сдувает упавшую на глаза светлую прядь. Хмурится.
[indent] - Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Что-то плохое. Возможно, еще не поздно вернуться, Райнер. Еще возможно сделать все лучше.
[indent] Верит ли в это сама Хистория? Она не знает. Она пытается, хватается за любые соломинки, чтобы сохранить б л и з к и х людей, чтобы не оплакивать их в с е х, в том числе и Райнера. Понимает ли он, что на самом деле значит для нее? Хорошо бы, чтобы и сама Хистория понимала, но она не в состоянии сложить весь паззл в единое целое, слишком юна, слишком не привыкла анализировать подобные эмоциональные составляющие. И сейчас просто х о ч е т /не важно, чем обернется/ спасти, но не всегда спасение лучшее, что можно предложить в ситуации.

Отредактировано Historia Reiss (2022-03-28 12:54:58)

+1

5

у кристы - нет, теперь уже хистории - слишком много вопросов. таких, на которые у райнера нет ответов даже для самого себя, так как же, спрашивается, ему рассказать все кому-то еще? "вы не знаете, но там, за морем, есть целый огромный континент, и каждый живущий на нем считает ваш народ опасным, неконтролируемым и презираемым". так, что ли? о, или еще лучше: "моя родная страна создала гетто, куда отсылает людей с кровью народа имир, и меня в том числе, но я, чтобы заработать привилегии своей семьей, которую люблю больше жизни, вызвался стать воином и уничтожить людей одной со мной крови". это-то уж точно разложит все по полочкам. да только вот язык почему-то все равно не поворачивается. и райнер подозревает - будь на месте кристы кто-нибудь другой, да даже капитан леви, которого он боится до чертиков, он бы так и ответил. выпалил бы все как на духу, рассказал и о миссии, и о том, как ненавидит островных дьяволов, и как все эти годы медленно утопал в собственном сумасшествии, лишь бы не выдать себя, и не провалить порученную ему ответственную миссию. но.
под сенью леса гигантских деревьев, посреди рассевшихся тут и там караулящих непонятно кого титанов, стоит хрупкая маленькая девочка криста. райнер смотрит на нее сверху вниз и бессильно сжимает руки в кулаки, ощущая, как по его венам растекается отвратительное бессилие. он не может напугать ее. не может расстроить еще больше. не в состоянии поднять на нее руку, утащить в марли насильно, да даже начать уговаривать отправиться на материк вместе. потому что прекрасно знает, что с королевской особой парадиза (всей элдии) в его стране церемониться не будут. хорошо если сразу, еще на трапе корабля, не прикончат, а просто запрут где-нибудь. нет. судьба кристы должна быть иной. у нее обязано быть светлое, свободное будущее, пусть даже обремененное тяготами выходца из королевского рода. но это хотя бы не тюремные подвалы со скудной кормежкой и жестокими надсмотрщиками. райнер готов обречь на это кого угодно, даже себя самого, только не девушку, в которую он по какому-то глупому стечению обстоятельств, по злой насмешке судьбы, влюбился.
- там, куда я направляюсь, тебе лучше не оказываться, - его голос звучит глухо и зло. райнер до сих пор не может простить себя за то, что тешил себя слишком уж реальными иллюзиями все эти годы. может быть, не реши он все делать идеально после смерти марселя, и всех этих проблем удалось бы избежать? он бы не стоял сейчас, снедаемый угрызениями совести, жалостью и щемящей сердце нежностью, а просто схватил так удобно пришедшую кристу и унес с собой, к морю, которое они когда-то пообещали друг другу увидеть вместе. да только вот райнер - это райнер, со всеми его ужасными чертами характера и вбитыми в голову установками. и "по-другому" в отношении него - не бывает. - у меня нет ни одного ответа на твои вопросы, криста. я не могу тебе ничего рассказать.
он слышит, как внутри него что-то с жалобным треском ломается и рушится. может, хватит на сегодня? у райнера в голове итак ядовитая смесь из рухнувших надежд и осыпавшегося стеклянной крошкой любовно выстроенного замка, у него жизнь буквально сделала кульбит и повернулась под таким немыслимым углом, что он даже дышит до сих пор с трудом. он ведь теперь, какой-то частью собственного сознания, сам считает себя предателем. причем, что самое смешное, с обеих сторон. как воин марли - он не мог позволить себе завязывать тесные отношения с врагами, помогать им, спасать и защищать, столько лет искренне считая их близкими товарищами и родными людьми. как часть разведкорпуса - как он только мог убить столько людей в шиганшине? а потом еще и украсть надежду парадиза, носителя координаты, чтобы отдать его врагу? только вот. врагу ли? какой стороне он служит? служил все эти годы, пока тренировался в кадетском корпусе, принимал присягу в разведке. райнер не знает. теперь уже - понятия не имеет.
- райнер! - это голос бертольда. немного взволнованный, он эхом прокатывается по всему лесу. - ну что там?
- пока никого не нашел! - он вскидывает голову и кричит так громко, чтобы друг услышал. и так уверенно, чтобы поверил: райнер и правда никого не нашел, все чисто, лошадиное ржание берту просто послышалось. мало ли, все ведь на нервах сейчас, особенно в условиях, когда вот-вот можно ожидать, что из-за горизонта покажется севший им на хвост разведкорпус. - я еще проверю дальний участок, скоро вернусь!
как много времени уже утекло с той ночи, когда они с кристой сидели на тренировочном полигоне, прижимаясь друг к другу в попытке согреться, и смотрели на звезды? райнеру кажется - сотни лет, как будто это происходило в другой вселенной. их глупое обещание посмотреть на море вместе, его отчаянное "я буду защищать себя" - самоубийственные слова с его стороны, но, в то же время, самое искреннее, что райнер когда-либо произносил. он опускает голову и снова вглядывается в чужое лицо. и обнаруживает, что улыбается - грустно, со всей застарелой болью и отчаянием, которые он испытывает на протяжении всего сегодняшнего дня.
- я хотел тебя защищать. всю жизнь, - подчиняясь неожиданному порыву, он вытягивает вперед ладонь, бережно касается кончиками пальцев чужой макушки. волосы кристы - как мягкий лен, такие же светлые и шелковистые. - мне жаль, что все так получилось. и что я с самого начала ничего не мог исправить.

+1

6

[indent] - А куда ты направляешься?
[indent] Криста вроде бы и хочет и понимает, что ей просто уйти нужно. Вместо этого стоит, смотрит на Райнера, в полумраке его лицо едва заметно, едва понятно ей. Ночь скрадывает тенями все вокруг, ночь, кажется, вот-вот заберет за собой и Райнера. За его спиной теплом, едва заметным, маячат отсветы пламени в их маленьком импровизированном лагере. Кристе хочется вцепиться в его руку, чтобы он никуда не уходил. Здравый смысл говорит, что его нужно бояться // страх упрямо не приходит, мешая рассуждать спокойно. Она уже и не знает, зачем пришла - спасать Имир и Эрена или Райнера? Ее теплом согревает тот разговор ясной ночью, в котором странным образом сплелось все единым порывом, а теперь все это распадается на части, на осколки, режут Кристу болью, непроходящей.
[indent] - Почему? - упрямится Ленц. - Я никому не расскажу твои тайны, Райнер.
[indent] Ей самой-то они зачем? Что она с ними делать будет? Ласково гладит невидимы словами тонкими пальцами? Утешаться, что там, куда бы он ни шел, ему будет лучше?
[indent] Криста вздрагивает, когда издалека слышится голос Берта. Рука соскальзывает с рукава Райнера, но Криста не сбегает, хотя вот кусты, юркни в них и будь такова. Ленц выдыхает, переводит взгляд из-за плеча Райнера, за которым ждала появление Берта, снова смотрит на светловолосого молодого человека, задерживает дыхание - его слова о море отпечатались на подкорке сознания и не дают никак успокоиться, не дают никак уйти.
[indent] - Ты не мог лгать. Ты ведь был честным. Ты все еще можешь изменить случившееся. Вернуться со мной, мы придумаем любую историю, чтобы никто не узнал правды, мы убедим Эрена и Имир. Ты не можешь поступать так по собственному желанию. Тебя заставили, не так ли?
[indent] Криста своими словами пытается все изменить. Вложить их смысл в самого Райнера в бесплодной попытке что-то изменить. Она и сама не верит, что получится, что уговорит его передумать. Не верит в свои слова, в свои возможности. Но так хочется уговаривать /долго, очень долго/, чтобы Райнер остался защищать ее. Да, Криста всем доказывает, что ей защита не нужна, что она не хрупкая фарфоровая статуэтка, но сейчас она готова таковой быть, лишь Браун никуда не исчезал.
[indent] - Все можно исправить, - лихорадочно шепчет Криста, шаг к Райнеру делает.
[indent] Его рука скользит по ее волосам, Криста ловит теплую и большую ладонь, к щеке прижимает, глаза закрывает. Ну что ей сделать, чтобы Райнер остался? Что ей вообще сделать, чтобы остановить эту проклятую войну? Почему у нее никогда не получалось ничего? Криста не смогла мать остановить от побега, за которым смерть ее ждала, не могла сделать так, чтобы отец от нее не отказывался, а теперь не может Райнера остановить от ошибок, что между ними встанут каменной стеной. Увидит ли она его когда-нибудь? Увидит ли она когда-нибудь Имир, Эрена? Будет ли плакать Микаса по Эрену? Столько вопросов, никаких ответов, и лишь от прикосновения Райнера к волосам Кристы по спине приятная дрожь пробегает.

+1


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » don't look back [snk]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно