У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

POISONCROSS­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » I hold you


I hold you

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

I hold you
Cirilla // Yennefer
https://i.imgur.com/ky1THMe.gif


Сердце матери видит дальше всех и чует лучше, чем чье-либо другое сердце. ©


+2

2

[indent]  [indent] Нет-нет-нет-нет-нет-нет.
[indent] Это с-о-н.
Конечно же сон. Такие ужасненькие ужасы происходят лишь во сне, и никак иначе. Именно поэтому рубашка липнет к спине, сердце выскакивает из груди, а простыня настолько скомкана, что все тело ощущает жесткий матрас, да уколы старой соломы в неприкрытую кожу.
[indent] Это с-о-н.
В который раз повторить про себя, отогнать туманный морок, зажмуриться посильнее, едва сдерживая крик от ужаса, от того беспредельного ужаса, накатывающего снова и снова, раз за разом, пока костяшки на руках не белеют от силы сжатия теплого одеяла, наполовину сброшенного наземь.
[indent] Зеленое свечение отбрасывает причудливые тени, по краям застыли странные фигуры так, словно их заморозили старыми чарами, о которых никто никогда не знал, и в книжках о них никто не писал. Цири о них не знает, у людей на лицах отчаяние, страх, боль. Ей холодно, до стука зубов не впопад, до сжатия рук с синеющими отметинами на белоснежной коже от собственных пальцев, то дрожжи в коленях несвойственной и такой ненужно сейчас.
[indent] Ей нужно бежать, нужно спасти дядюшку Весемира, нужно сорваться с места, выхватить меч из ножен на спине, замахнуться и рассечь… пустой воздух?
Цири бежать не может, она приросла к земле, застыла, окаменела. Силы неведомые не пускают её вперед, набросили цепи на шею тяжелым грузом. А там, дальше, впереди, словно в замедленном времени повторяется одна и таже сцена. И у Цири спасти не выходит, не получается. Она слишком слаба.
    Ты даже своею силой не овладела, Зираэль.
Гадкость в голосе пробирает до бешенства, до крови с собственных губ. Цири хочется кричать, рвать на себе волосы, выпустить весь хаос из своей души, и..
[indent] Мерцание свечей на столике, теплый компресс на лбу, липкая рубашка, и едва заметный блеск от ремня, что висел на талии. Её раздели, уложили в кровать и все.
[indent] Цири вскакивает, тряпка полусухая валится на простыню, а босые ноги касаются холодного камня на полу. Он слегка отрезвляет, от него почти не кружится голова, и сердце бешенной птицей не бьется в грудной клетке. Почему она лежит тут? У них битва с Дикой охотой на носу, на сны нет времени, как и на болезни, почему она вообще здесь находится в таком виде, что..
Взгляд падает на фигуру в кресле подле кровати. Черные вороные волосы тяжелыми кудрями ниспадают на плечи, волнами закручиваются, словно бушующий океан. Грудь медленно вздымается, звезда обсидиановая в обрамлении бриллиантов сверкает от огней свеч. Под взглядом фиалковых глаз Цири, порывавшаяся вскочить и побежать вниз, вдруг прирастает к кровати, цепляется за края мозолистыми, худощавыми пальцами, её вдруг покидают все силы разом.
[indent] - М.. Йеннифэр? Что случилось, почему мы не, - замолкает, потому что приходит осознание, приходит чертово понимание, что кошмар, пропитавший насквозь белую рубаху, вовсе и не кошмар. Кошмаров наяву не бывает, это несчастная реальность, которая произошла, которую никак не изменить и ничего с этим не сделать. К горло подкатывается ком, становится нечем дышать, а соль в глазах заставляет зажмуриться и молчаливо всхлипнуть.
[indent] - Это я, это все я, - в собственные колени повторяет она, сжимается на краешке кровати, как воробушек, пальцами сминая белые рукава, покачиваясь то в одну сторону, то в другую, - Если бы я не привела их сюда, если бы нашла другое убежище.. Черт, я же знала! Я знала, что они пойдут за мной, и все равно послушалась, пришла сюда, мне нельзя было, мне не.. н..надо.. Весемир, - слезы предательски катятся из глаз, в голову лезут образы, воспоминания, хриплый смех, теплые объятия, душевный взгляд и доброта. Она стала смертью для ещё одного близкого человека.
[indent] - Я должна уйти, должна! – хрипит Цири, отнимая рукава от покрасневших глаз, - Никто больше не погибнет из-за меня, я сама все решу, сама с ними справлюсь..
    Глупая, глупая Зираэль, сдайся им на милость, стань жертвой. Ты все равно не успела, все равно не сумеешь.
[indent] - Уйти, мне просто нужно уйти, и больше никто не пострадает, - кому она это говорит? Шепот несвязанный с губ потрескавшихся срывается, в голове образы сменяются другими, теми самыми, кто был подле нее, а после погиб не своей смертью. Убиты, замучены, уничтожены.

+1

3

Когда живешь долго, видишь слишком многое. В том числе и чужие смерти. Много лет не привязывалась ни к кому Йеннифэр, оставалась одна — сама по себе, никто не нужен — только один ведьмак и маленькая княжна с пепельными волосами изменили ее жизненные ценности.
Смерть чародейку не пугает. На мертвых она смотрит равнодушно, только на секунду-другую — нет-нет, да проскользнет отголосок горечи, но моментально покидает ее голову, не задерживаясь там.
Слишком расточительно.
Слишком рискованно к слезам, а Йеннифэр помнит самый первый урок Тиссаи.

Йеннифэр уже давно почти не трогает смерть, не считая того рокового случая в Ривии, но все же…
Ей жаль, что погиб Весемир.
Нельзя сказать, что они были хорошими друзьями, о, нет, напротив! Нельзя сказать, что их можно было бы даже назвать приятелями. Старый ведьмак был одним из последним, с кем бы чародейка непринужденно расписала туссентское вино на террасе полуразрушенного замка и весело смеялась бы над его скабрезными шутками.
Но Йеннифэр на самом деле жаль.
Ни один ведьмак не умер в своей постели, да? Смотритель Каэр Морхен только что это доказал. И все же, он не должен был умереть вот так. Погиб как герой? Слабое утешение.
Для подавленных Геральта, Ламберта и Эскеля. Для Трисс, которая украдкой вытирает слезы — здесь Йеннифэр точно не станет осуждаю (бывшую?) подругу, она все-таки не училась в Аретузе.

Йеннифэр не умеет выражать соболезнования, не умеет быть чуткой, понимающей и нужные слова тоже не всегда находятся. Она молча обнимает Геральта, зарывается пальцами в седые волосы, оставляет у него на виске короткий поцелуй.
— Пойду к Цири, — тихо говорит она возлюбленному, напоследок обнимает еще раз и уходит наверх, оставляя за собой шлейф сирени и крыжовника.

После битвы они отнесли ее наверх и положили на кровать. Сила Истока вырвалась наружу, уничтожая все на своем пути, заставляя Дикую Охоту отступить. Пока что они выиграли эту битву, но какой ценой?
Чужой жизни и горя. Йеннифэр обещает себе — она сделает все, чтобы помочь приемной дочери и не только в магическом смысле. Аваллак’ху же лучше захлопнуть свой высокомерный эльфский рот и не лезть туда, куда его не приглашали. Он приглядел за их девочкой, не раз помог ей, помог им всем, но у Йеннифэр все равно нет к Знающему ни доверия, ни симпатии.

Старые ступеньки слегка крошатся под каблуками изящных сапог чародейки. Ощущение, что лестница, простоявшая здесь долгие годы, не выдержит ее тяжести, но Йеннифэр плевать — она поднимается наверх.
Деревянная дверь издает противный скрип, заставляет поморщиться, но чародейка проходит в комнату и садится возле кровати.

Спящая дочь кажется безмятежной, но Йеннифэр знает — это иллюзия. Под закрытыми веками скрывается настоящее горе и стоит Цири открыть глаза, как оно снова на неё обрушится.
Йеннифэр аккуратно тянется к лицу молодой ведьмачки (как же она выросла!) и убирает со лба пепельную прядь. Природный цвет разбавляет белизна, совсем как у Геральта.
Сердце Йеннифэр ёкает — сколько же Цири пришлось вынести за свою ещё пока короткую жизнь!

Цири просыпается. Йеннифэр внимательно смотрит на молодую девушку, с горечью позволяя ей осознать ужасную реальность. Ждёт, когда она успокоится и только после этого встаёт со стула, садится на край кровати и осторожно берет ее ладони в свои.
— Нет, Утёнок, — тихо и ласково, вспоминая старое детское прозвище, которое сама ей дала. — Ты ни в чем не виновата.
Йеннифэр двигается еще ближе и заключает девушку в объятия. Гладит по голове, аккуратно перебирая спутанные после сна волосы.
— Даже если ты хочешь уйти, никто тебя не отпустит одну, — нотки в голосе то ли строгие, то ли немного шутливые, но чародейка быстро возвращается к успокаивающему тону. — Ты не должна оставаться в одиночестве, Цири. Тебе не нужно приносить себя в жертву. Ты думаешь, так будет лучше, так мы будем в порядке? Не будем. Потому что ни один из нас не простит себе, если с тобой что-то случится. Дикая Охота забрала одного из нас. Весемир сделал свой выбор — защитить тебя и ни за что не отдавать им. Давай сделаем так, чтобы его смерть не была напрасной?
Йеннифэр слегка отстраняется и смотрит в печальные зеленые глаза. Она не так хороша в словесных утешениях, пока за все годы долгой жизни тренировала остроту речи. Но ее порывы помочь Цири и защитить ее — самое искреннее, что она когда-либо чувствовала.

— Больше никто не погибнет, Цири. Мы приложим все усилия для этого, вместе. Мы прикроем друг друга и не дадим им выиграть.

Отредактировано Yennefer (2022-08-31 23:06:43)

+1


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » I hold you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно