У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

POISONCROSS­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » я сделал все и все оставил


я сделал все и все оставил

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Я СДЕЛАЛ ВСЕ И ВСЕ ОСТАВИЛ
тесса грей // джем карстерс
https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/648541.png https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/793695.png
https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/508795.png https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/84363.png


это должна была быть обычная встреча, повторяющаяся из года в год
это стало встречей, которую подсознательно оба ждали почти что полтора века


+1

2

[indent] Каждый год, за исключением войны, все повторялось: Блэкфраерс становился местом встречи тех, кто хотел быть единым целым, а вышло что вышло. В этом году ничего не должно было измениться, так думала Тесса. Но реальность оказалась хитра на свои выдумки, а набережная Темзы, казалось, тает вокруг, оставляя их с Джемом в одиночестве.
[indent] Когда поток первых эмоций схлынивает, Тесса понимает, что ни черта не понимает. Что делать? О чем говорить? Как себя вести? Она так долго ждала этого, что перестала верить в подобное решение проблемы. Ей хватало крошек того, что между ними происходило, Джем был последней нитью [помимо Магнуса], которая связывала ее с прошлым, с Уиллом, с Лондонским Институтом, с детьми, с друзьями - из никого уже не осталось, и хотя кровь Грей и Эрондейла наполняла собой каждого своего наследника, жизнь становилась совсем иной. Порой, Тесса скучала по прошлому, но чаще она вспоминала слова Магнуса, что это первый, дальше будет легче.
[indent] И в самом деле, дальше было легче, дальше воспринималось совсем спокойно, ведь эта жизнь, и люди в ней приходят и уходят, а ты остаешься, наделенная вековой силой, которую не просила. Тесса научилась уходить до того, как боль сожрет ее душу, научилась горевать молча, чтобы никто не видел. А теперь ей снова предлагалось любить и быть любимой, но никто не мог дать гарантии, сколько Джем будет рядом. Страшно снова остаться одной, страшно снова проходит путь к смерти любимого человека на твоих руках, когда все толпятся вокруг попрощаться. Она помнила тот день, помнила, как Джем пришел в последний раз сыграть на скрипке для своего парабатая, ну и что, что больше они таковыми не считались. И вот такой удивительный поворот. Вот они идут по набережной Темзы. Молчат. Оба.
[indent] Тесса первой останавливается, придерживая за руку Джема. Снова смотрит на него внимательно: он был и не был собой, знакомый и незнакомый одновременно. Тесса от этого себя странно чувствует, но их пальцы сплетены в крепкий замок. Под влиянием чувств так просто не думать, так легко побежать сквозь толпу людей, чтобы остановить уходящего Джема. А что теперь?
[indent] - Куда мы идем?
[indent] Замечательный вопрос человеку, который сто тридцать лет наблюдал за переменами в мире из своего города, в котором ничего не меняется веками.
[indent] - В том смысле... куда бы ты хотел пойти?
[indent] Скрипка Джема давно хранится в Эрондейл-Мэнор в Идрисе. Там сейчас никого не было, и он оставался в полном распоряжении Тессы. Но ни тот дом, ни Лондонский Институт больше были местами, который Тесса считала родными, оставив им все, кроме воспоминаний. Забрав с собой скрипку Джема, его же медальон, который сейчас болтается на шее, скрытый краем пуловера.
[indent] - Твоя скрипка хранится в моем доме с Идрисе. Туда можно попасть через портал Института.
[indent] Во имя Ангела, она говорит ему такие очевидные вещи, от чего себя чувствует так, словно ей снова семнадцать. Но, кажется, даже тогда она была взрослее. Прошедшие годы ничем не отразились на внешности Тессы, лишь в глазах теперь читалась вся мудрость прожитой жизни, болезненной, но настоящей.

+1

3

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/562255.png[/icon]

Прочь мысли об утраченном!
Я знаю, нас не изменить,
Быть может, свыше так назначнено -
Одной тебе к рассвету плыть

У сумеречного охотника всегда должен быть план "б". И это было бы совсем логично, если бы Джем был сумеречным охотником. А он не был, и не был уже очень давно. Быть может, он даже забыл бы, насколько, если бы не ежегодные встречи с Тессой, ни один календарь не мог стать настолько убедительным напоминанием, каким была она.

Но мог бы снова стать им. Джем думал об этом, как думал, что вообще можно сказать, кроме как "я здесь, я рядом, я вернулся, будь со мной и будь моей". Только не мог. Ни стать, ни сказать. Все было как-то особенно неправильно. Он всегда был особенно неправильным. И прошлый его план "б" сработал не так, как хотелось.

Теперь же он снова он, даже если смотрит в зеркало и себя все равно не узнает. И не знает, куда себя деть. Можно легко привыкнуть к узким джинсам, но только не к такому чужому отражению: таким Джем никогда ни был, но таким должен был быть. Не к такой чужой жизни... Снова смотрит, снова слышит тиканье часов, и снова не знает, куда себя деть. Этот день наступил, тот самый, в который он верил все это время, тот самый, которого так долго ждал.
И он все испортил.

Еще никогда он не чувствовал себя настолько неловким мальчишкой, даже тогда, когда они только познакомились, все было намного проще. Естественней. Правильней. Он смотрит на Темзу и думает, какой он идиот. Темза молчит, но молчание - знак согласия. А Тесса... Тесса вернулась за ним.

Джем не верит. Джем рад до невозможного. И все еще нет, но все еще да. Так много эмоций, так много мыслей, так мало... понимания.

- Тесса... - он выдергивает руку и все еще пытается что-то понять. А может, снова сбежать. Только опять не может. Джем точно знает сейчас лишь несколько вещей. Первая, он никогда не сможет снова стать охотником, не сможет вернуться в Анклав, хотя его знания из прошлой и позапрошлой жизней были бы весьма полезны, а вернуться в форму теперь для него не составит никакого труда. Вторая, он точно хочет провести свою третью жизнь с Тессой, отдать ее полностью и без остатка той, кому предлагал ее сто тридцать лет назад, той, что оставалась его константой все эти годы, как оставалась константой его к ней любовь. И третья, если он уйдет сейчас, больше никогда не вернется. Мотает головой, будто пытается прогнать все глупые мысли сразу, чтобы сосредоточиться на одной самой важной.

- Я бы пошел за тобой хоть на край земли... - пожалуй, это лучшее, что Джем может предложить Тессе в качестве ответа. Только играть он всегда умел лучше, чем говорить. Даже будучи в Братстве Джем мог иногда играть, и музыка, хоть и лишенная всей техничности исполнения, выражала чувства много ярче, точнее, искренней, в ней не было сомнений, в ней не было попыток что-либо скрыть. От Тессы, себя или целого мира. Он растворялся в ней, и она говорила вместо него. А сейчас...

Сейчас он может только снова взять ее руки в свои, притянуть ближе и поцеловать. Вдохнуть запах ее волос, почувствовать ее тепло. Почти собраться с духом, чтобы спросить самому. Но...

- Ты хочешь, чтобы я сыграл тебе? - первая мысль, за которую можно ухватиться. Пусть это звучит глупо, пусть на него нахлынул очередной поток эмоций, водоворотом сходящийся вокруг Тессы и той самой ночи, когда они встретились впервые. Он играл тогда. Теперь, когда они практически знакомятся вновь, это кажется ему единственным самым логичным. - Я... да... идем. - Джем улыбается. Он столько лет был потерян, но сейчас, кажется, найден.

+1

4

[indent] Они никогда не говорили о выборе Джема. Впрочем, и говорить было не о чем, он свершился, от него было не сбежать. Встречаясь по делам Института Тесса вела себя предельно ровно, будто отделяя брата Захарию от Джема. Так было проще, так было не больно. Ее всегда поражало, как Уилла ничто подобное не задевало, как он справлялся с подобными чувствами, всегда встречая Безмолвного Брата как своего парабатая. А Тесса...
[indent] Никто кроме них с Джемом не знали об их прощальном разговоре. Все знали о том, что Джем приходил к ней, когда она горела в лихорадке [идея Уилла, исполнение Шарлотты], но никто не знал содержания. Потом уже, как-то сидя с Шарлоттой в уединении гостиной, когда весь Институт спал, а консул никак не могла уснуть, Тесса спросила, что это тогда было. И Шарлотта объяснила ей, что пока их связывали с Джемом узы помолвки, не было шансов для Тессы вырваться из объятий болезни. Еще одна вещь, такая же непонятная самой Грей, как и узы парабатев, но тем не менее, которую было легко принять по умолчанию.
[indent] Вот только ничего они не разорвали. И о том им обоим говорили тайные встречи на мосту Блэкфрайерс.
[indent] Джем расспрашивал о мире, Тесса о мире рассказывала, но этот час принадлежал только им, и в нем не было присутствия ни Уилла, ни детей, ни внуков Эрондейлов, ни их общих друзей, только они, они вдвоем. Кто-то искушенный сказал бы, что Тесса мужу изменяет, Тесса и сама бы так сказала, зайди о подобном разговор. Но никто об этом ни говорил. Никто не вспоминал Уилла, и тайна становилась все более болезненной, но отказать себе в ней было невозможно.
[indent] Больше всего Тесса боится, что Джем сейчас уйдет. Насовсем. Исчезнет из ее жизни, в которой она довольствовалась малым в его отношении. Да, так бывает, когда любишь двоих, а получить можешь одного. Тесса уже давно признала тот факт, что попробовала замахнуться на того, кто ей изначально не принадлежал. Но сейчас, хоть сейчас она может иметь право его любить, получая такую же любовь взамен? Если бы он ей тогда сказал о своем плане, о, ангел милостивый... и чтобы она сделала? Вряд ли бы это что-то изменило, разве что оставив ее в остром чувстве одиночестве, а еще и Уилла с разбитым сердцем.
[indent] - Нет, на край земли не надо, - пальцы сжимают пустоту, Тесса удивленно смотрит на руки, на свои, потом на руки Джема. Поднимает голову и смотрит ему в лицо. - Мне туда не надо, тебе тоже не надо.
[indent] Кажется, момент упущен. Кажется, все рушится на глазах этими неловкими фразами. Но прежде, чем Тесса понимает, что нужно сделать, чтобы перестать паниковать, это делает Джем. Теплые его руки окутывают ее приветом из прошлого, на миг Тесса дышать перестает, а потом выдыхает. И льнет к нему, поднимает голову, отвечает на поцелуй. Страх проходит - страх, что за сто тридцать лет они изменились настолько, что сейчас будут чувствовать друг друга чужими. Но нет. Тесса падает в сладость воспоминаний, по ощущениям идентичным тому, что происходит сейчас, разве что без болезненного чувства отчаяния, коим тогда были все их поцелуи приправлены. Она целует Джема в ответ, пока дыхания хватает. А когда легкие выжигают остатки кислорода, чуть отстраняется, но пальцы судорожно вцепляются в свитер Джема.
[indent] - Я...
[indent] А и правда, хочет ли?
[indent] - Я хочу, чтобы ты понял, что ты мне нужен. Еще я хочу, чтобы ты играли мне всю нашу жизнь. И больше не уходил от меня.
[indent] Тесса крепко его руку сжимает. От моста до Флит-стрит, где Институт расположен, рукой подать. Ладно, ногами подать, но не так уж долго. Этот путь они совершили сюда в первый раз, а потом сломя голову неслись прочь от автоматонов, и тогда Тесса впервые увидела, насколько хрупок был Джем, но как он был готов пожертвовать собой ради нее. Какая глупость, но это было уже случившимся, это было просто воспоминанием.
[indent] До Флит-стрит они идут молча. Институт встречает их коваными воротами, голыми деревьями, привычными ступеньками. Теперь не кареты во двор заезжают, теперь конюшня переоборудована в гараж, но это все еще было местом их юности, было местом жизни Тессы, и дыхание перехватывает, глядя на монументальное здание бывшей церкви.
[indent] - Я тут не была так давно... даже не знаю, кто нас сейчас может встретить, как и не знаю, живет ли тут призрак Джессамины все еще.
[indent] Тесса надеется, что никто им не встретится по пути, что не придется объяснять появление Джема, рассказывать о том, что брат Захария больше не брат. Тесса эгоистично хотела, чтобы Джем сейчас принадлежал только ей и больше никому. Но вход в Институт был один, никаких тайных проходов, и приходится с усилием потянуть на себя тяжелую кованую дверь, которая без скрипа открывается. Тесса первой переступает порог, но холл Института встречает ее ровной тишиной, как то бывает, когда домой возвращаешься, а тебя не ждут.
[indent] Слава Ангелу.
[indent] - Портал в подвале, где раньше была лаборатория Генри.
[indent] Зачем только объясняет, Джем ведь все это знает не хуже нее.

+1

5

Любовь - недуг, душа моя больна
Томительной, неутолимой жаждой,
Того же яда требует она,
Который отравил ее однажды.

Весь навалившийся буквально в одночасье сумбур все еще упорно уводит землю из-под ног Джема, бьет куда-то под дых и заставляет снова чувствовать себя таким слабым. Ему правда казалось, что он даже в статусе Безмолвного брата неплохо адаптируется к изменяющемуся времени, возможно, не вливается в него, но и не отстает. Но все изменилось так быстро. Он столько об этом мечтал, он оказался настолько к этому не готов. Сначала было проще, привычней, потому что в нем взыграли все инстинкты охотника. Потом он отвлекал себя мыслью, что Уилл столько бился, чтобы найти для него лекарство, что в некотором роде даже нашел, точнее, по сути породил его. Джейс был слишком похож на Уилла, тем занимательней был тот факт, что все произошло буквально случайно.

И вот отвлекаться стало нечем. Некем. И Джем остался наедине с собой, Тессой и тем самым новым миром на прежнем месте. Под ним камень, под камнем все та же вода, вокруг него все тот же воздух и такой непривычный, пусть и знакомый город. Но Тесса говорит, и говорит, как Уилл. Джем почти смеется про себя, кажется, не только браслет остался с ней навсегда. А ведь он почти забыл, какое влияние Уилл всегда оказывал на людей.

Он снова с ней, снова рядом и будет рядом все отмеренное им время. Но сладость ее губ отдает горечью в сердце.

- Как пожелаете, мисс Грей. - Это же не предательство Уилла? Он нервно сводит брови и снова тонет в нахлынувших воспоминаниях. Они не смогли разделить ее тогда, но сейчас это не нужно. Уилл отдал Тессу Джему, чтобы хоть кто-то был счастлив, он был слишком уверен, что проклят, что приносит всем только боль, тьму и смерть. Но подпустил к себе Джема, все равно он уже умирал. Джем же вернул долг, уйдя в Братство. Он любил Тессу, любил Уилла и, если не мог не просто быть счастливым сам, а даже попросту быть, то принять окончательное решение было так просто: Уилл любил Тессу, Тесса любила Уилла, а он... просто отдал им ту жизнь, которую не мог прожить сам. Мысли понемногу выстраивались в ровную цепочку размышлений. И теперь, когда Уилл был мертв, Джем уже не мог предать ни его, ни Тессу, ни себя. Быть парабатаем все еще значило для него любить кого-то больше, чем себя, но посвятить себя служению воспоминаниям... Уилл был бы против, Уилл хотел, чтобы однажды они были счастливы, Джем это слышал в ту ночь.

- Я всегда буду рядом. - Если уж и братом Захарией он находил возможность быть рядом в отведенный им двоим момент всегда, то сейчас его едва ли бы смогли остановить сами небеса. Он быстро наклоняется и целует руку Тессы, не тыльную сторону - ладонь, так, как положено целовать возлюбленных. Выпрямляется и нервно вглядывается в ее глаза в поисках ответа на свой так и не заданный вопрос.

Всю дорогу Джем хранит молчание, как вынужден - должен - был все эти годы. Как предпочел любить ее молча, ибо в молчании не нашел отказа. Ангел, как же ему не хватало возможности прочесть ее мысли... Впрочем, едва ли он воспользовался бы этой возможностью сейчас. Слишком много лет он хранил молчание, теперь же отчаянно нуждался в разговорах с ней. Пусть они будут глупыми, наивными или ни о чем, но он хотел слышать голос Тессы и мочь отвечать ей все время этого мира.

- Надеюсь, если она и осталась здесь, мы встретимся... позже. - Джему кажется, что Джессамина может сказать то, что пока не способен произнести он. И все испортить.

В бывшей лаборатории Генри все изменилось - и не изменилось ничего. В ней остался дух чего-то... от чего хочется крикнуть "ложись!", если раздастся любой звук. Он подходит к порталу первым, оглядывается на нее и что-то произносит одними губами.
Пусть это будет шаг навстречу судьбе.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/562255.png[/icon]

+1

6

[indent] - Смотри мне, - Тесса смеется. Но ей немного страшно, что все это иллюзия. Что ей все это снится. Что она проснется где-нибудь в своей постели, а рядом будет уже привычная за годы пустота. Они с Уиллом были женаты полвека из прожитых Тессой ста тридцати, это практически половина ее жизни. Но после него она ни на кого так не смотрела, ни о ком так не думала, не рассматривала варианты физического утешения. Ее сердце молчало, и Тесса была послушна этой тишине. Сейчас ее сердце билось так громко, требуя действия, что слов не находилось - поразительно, как бывает.
[indent] Тесса бросает любопытствующий взгляд на Джема.
[indent] - Что-то не так? Не то чтобы я была рада Джессамине всегда, но иногда она выглядит одинокой. Ее можно понять, она хотела совсем другой жизни, а получила Нейта и разбитое сердце, затем погибла.
[indent] Вспоминать об этом уже легче, хотя в первое время, глядя на Джессамину, Тессе становилось не по себе. Она будто бы напоминанием была многих ошибок, напоминанием начала конца - тогда ее похитил Мортмейн, тогда Джему был нанесен непоправимый ущерб, от которого спасти могла лишь вера в лучшее и готовность рисковать. Тогда все пошло под откос, от чего годами душа болела: да, такое возможно, быть одновременно счастливой, но с каплей полыни в меде радости. Ей будто бы части себя самой не хватало, будто бы кусочек сердца навсегда умерло, и лишь редко согревает нефритовый кулон, прячущийся за воротом одежды.
[indent] - Мне всегда ее жаль, жаль, что мы не смогли спасти ее. Жаль, что на жизнь она может смотреть только со стороны.
[indent] В зыбком зеркале портала пока еще ничего не видно. Тесса начинает торопиться, не дай бог кому-то приспичит войти сюда, и они не оберутся вопросов. Может, поэтому она безразлична к лаборатории Генри, она все еще лаборатория Генри, а может потому, что чаще тут бывает. Тесса крепко держит за руку Джема, пусть и знает, что портал не выбросит его никуда, кроме проложенной тропки. И все равно она крепко его руку сжимает, когда делает шаг, погружается в странное пространство, похожую на воду, но совсем не воду. Вдох-выдох и вот они уже на месте.
[indent] Идрис встречает их привычной февральской сыростью. Тесса не видит, но знает, что на горизонте туманной дымкой горы виднеются, главная защита маленькой страны от постороннего желания сюда попасть. Не видны тут и хрустальные башни Аликанте, зато лес Брослин виднеется совсем рядом. За оградой прячется особняк Блэкторнов, где в свое время жила Татьяна, сестра Гидеона и Габриэля Лайтвудов. Как же давно это все было.
[indent] Дорожки заросли, неухоженные, как и кусты бессовестно разрослись. Если не ухаживать за садом, то скоро он будет похож на кошмар, нужно все-таки вызвать садовника или заняться этим всем самой. В маленьком сарае наверняка найдется садовый инструмент, в конце концов, до недавних времен тут Имоджен обитала, единственная на тот момент, живая Эрондейл помимо самой Тессы.
[indent] - Здесь никто уже с год не живет, с тех пор, как погибла Имоджен. Впрочем, ты ведь все это знаешь, не так ли?
[indent] Тесса неловко улыбается, дорожка под ногам выводит их к дому, белокаменному и все такому же величественному, каковым он был и при жизни  ее в нем в качестве хозяйки. Дверь чуть слышно поскрипывает, пропуская внутрь гостей, где встречает тишина, покой, танцующие пылинки в редких каплях света пасмурного дня и затянутая белыми чехлами мебель.

+1

7

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/562255.png[/icon]

И горе мне, если впал я в безмолвие,
Или уставился на лик луны.

- Смотрю. На тебя, - Джем едва улыбается, - красиво. - Ему всегда нравилась ее улыбка и особенно нравилось вызывать ее самому. Кажется, у Уилла получалось лучше, но это было в прошлом. А сейчас... сейчас у них есть будущее, должно быть.

- Пожалуй, я просто не готов ко встрече со всеми... старыми знакомыми, - Джессамина не особо нравилась ему и при жизни, и после смерти, но в одном у нее было потрясающее чутье, в том, что Джему было почему-то важно сказать при иных условиях. Ничто не мешало обернуться по пути в Академию, ничто не мешало задать этот вопрос под ее сводами, просто... да, хотелось начать новую жизнь. Лондон стал прежнему Джему вторым домом, но нынешнему хотелось отыскать третий. Третий дом, третья жизнь - и еще одна попытка.

- Она так мечтала сбежать от себя, что вместо смерти выбрала путь сумеречного охотника, - он пожал плечами. Смерть всегда преследовала нефилимов по пятам, и ему было это известно особенно хорошо. Но было странно осознавать, что та, кто никогда не была одной из них в свой второй шанс выбрала Академию, а он, пытавшийся сражаться даже когда не мог, получив свой, больше не смог стать частью этого. Кажется, сейчас Джем мог бы понять Джессамину. Где-то здесь витали слова о предательстве - снова - и счастье. Что же, может, именно этим и объяснялось его нежелание сделать то, что казалось таким должным и особенно важным именно в том месте, что было неотрывно связано с бытностью охотником и парабатаем.

Идрис первым делом ударил по глазам. Так странно было видеть его и не воспринимать как место, с которым он неотрывно связан, как связан каждый охотник, не думать, что обязан служить во имя вечного города как Безмолвный. Только что-то смутное сжимает сердце.

Не сразу он понимает, что именно. Только рассеянно кивает, не вслушиваясь в слова Тессы, и ступает следом.

Джему стоило бы подумать раньше, что он входит в дом, принадлежавший некогда Тессе и Уиллу. И это место просто не может снова не погрузить его в болезненное состояние, когда он все понимает, чего-то хочет, но справиться с собой слишком сложно.

- Пчхи! - может, он больше не умирает настолько стремительно, но это точно не значит, что ему стоит вот так проявлять небрежность, преодолевая быстрыми шагами комнаты простоявшего без присмотра с год дома одну за другой, пока не доберется до их спальни. Бывшей. Здесь все было уже иным, чем он помнил, но скрипка так и осталась на своем прежнем месте. Джем кивнул сам себе, он слышал шаги Тессы за спиной, быть может, она даже хотела ему что-то сказать или даже говорила, но он был словно не здесь.

Просто достал из футляра, приладил смычок, а дальше за него говорила музыка. Надрывная, как все, что таилось в душе, тихая, как пронесенная им через все эти годы любовь, нежная, как подносила память все воспоминания о них с Тессой, обнажающая до самого сердца. Он играл и играл, не в силах обернуться и увидеть ее глаза, пытаясь вложить в эти звуки все то, что не смог произнести словами. Братом Захарией он мог вложить в нее больше образов, Джемом Карстэйрсом - лишь чувства. Кажется, в мелодии угадывались отсылки у той, что он играл у смертного одра Уилла, только печаль все сменялась надеждой, и когда она откликнулась в груди, обернулся резко, опустился на одно колено, и смог, наконец, озвучить то, что нес в себе все это время:
- Тесса Грей, ты станешь моей женой?

+1

8

[indent] Тесса краской заливается, смущенная происходящим, смущенная таким простым, но от того еще более ценным комплиментом. Она много получала знаков внимания от мужчин, но только двое ей были дороги настолько, чтобы сердце отзывалось на их слова. Уилла не было давно, Джем был рядом, и слава ангелу, в этот раз ей выбирать не приходилось. Впрочем, вопреки всем женским романам с подобными историями, Тесса выбрала когда-то Джема и ни разу не подумывала о том, чтобы что-то изменить. Он принял все решения за них обоих, наверное, за это стоит быть благодарной: у нее были прекрасные дети, внуки, правнуки и дальше по списку.
[indent] В том, что Джессамина сама выбрала свой путь, Тесса уверена не была. Но да, она все еще необъяснимо была привязана к обители Сумеречных охотников. Никто не мог сказать, была ли в том воля уже давно мертвой девушки или от нее ничего не зависело. Неупокоенные духи обычно доставляли беспокойство, Джесси... в принципе она его не доставляла.
[indent] Тесса морщится. Пыль везде, Джем от нее уже чихает. У нее самой щекочет в носу, но она сдерживает желание чихнуть. Чуть отстает от Джема, на полшага буквально, когда он безошибочно переступает порог ее спальни.
[indent] Их с Уиллом спальни.
[indent] И вот теперь становится очень странно, пока Тесса, стоя у самого порога, но в комнате, наблюдает за Джемом. от берет скрипку в руки, а Тесса никак не может отделаться от мысли, что они должны уйти. Спальня не склеп, но она чужая, она принадлежит не ей, не той, что все еще живет, но той, что оставила часть души вместе с умершим мужем. В этом доме столько воспоминаний, но обжигают они лишь тут, словно Тесса изменяет своей прожитой жизни с Уиллом. Такое же чувство было у нее в тот момент, когда она открыла глаза в убежище Мортмейна, в объятиях Уилла. Так легко было поддаться горю, ища утешение в таком же обездоленном человеке, и так ужасно было себя чувствовать наутро, а потом еще и понять, что Джем жив. Ей казалось, что она сходит с ума.
[indent] Но в этот раз все было иначе: Уилл умер в своей постели от старости, Тесса носила по нему траур долгое время, чтобы сомневаться в этом. И не было нужды ощущать себя изменщицей, это вообще глупое чувство. Но потребность увести Джема из этой комнаты ощущается все сильнее, как и не получается пойти дальше, только и стоят у комода у двери, рассеянно изучая слой пыли. Такой, что даже не годом прошедшего времени исчисляется. Комната выглядела старомодной, впрочем, для охотников не существовало моды, как таковой, и все же, пожив во внешнем мире, Тесса не могла не заметить, как все было на фоне современности. Не могла не посчитать, как давно ее тут не было.
[indent] Слишком давно на самом деле.
[indent] Она так давно не слышала // не видела, как Джем играет на скрипке. В последний раз в ночь, когда он пришел простится с Уиллом окончательно. И снова их в комнате становится трое, от чего судорожное дыхание вырывается из груди Тессы. Тихая мелодия меняет тональность, меняет настроение, хотя для нее все так же сложно различать тонкости, достойные лучшего слушателя, чем чародейка. Музыка для нее была все еще иностранным языком, который она воспринимала через призму красоты, находившей отклик в ее душе, но не более того. А Джем говорил каждым движением смычка, говорил обо всем, о чем не мог говорить долгое время. И Тесса не сразу понимает, что происходит. Когда умолкает музыка и говорит Джем, стоя на одном колене перед ней. Изумление на ее лице дает понять, что этого сейчас она не ждала. Как и не ждала, что подобный момент случится в этой спальне.
[indent] Где их все еще трое.
[indent] Джем обходит стороной тот факт, что для всех нефилимов, для всего сумеречного общества она была и остается Эрондейл, пусть и в миру использует свою девичью фамилию - так проще, так удобнее, так к тебе не тянутся с вопросами, кто ты вообще такая и как тебе удается жить столько времени, переживая всех близких. Джем не то в прошлое вернуть обоих пытается, не то ему тоже так проще, словно вычеркнуть своего парабатая. Может, так правильнее, может, не стоит держаться за прошлое так крепко.
[indent] Она молча оттягивает ворот свитера, под которым на шее переплетаются две цепочки. Приходится повозиться, чтобы вытащить нужную, оставляя вне поля зрения механического ангела. Он давно уже пуст, давно не тюрьма Итуриэлю, давно не охранный амулет Тессы, но она его носит, как символ прошлого. Сейчас же в ее пальцах, на тускло мерцающей серебряной цепочке качается тот самый нефритовый кулон, который Джем вручил ей вместо кольца на помолвку.
[indent] - Стану, Джеймс Карстэйрс. Если бы ты не предложил это сам, я бы попросилась за тебя замуж сама, - и не важно, что он мог бы отказать ей, - видишь, у меня даже есть кое-что.
[indent] Тесса опускается на колени перед Джемом, аккуратно его обнимает. Все еще не может привыкнуть, что он больше не хрупок, но зато в его руках скрипка, не хватало еще ее сломать. Теперь она целует первой, пробегает кончиками пальцев по его волосам. А когда разрывает поцелуй, замечает с улыбкой:
[indent] - Мы ведь не будем устраивать пышную свадьбу? В прошлый раз мы слишком долго ждали.
[indent] Правда, Тесса пока не понимает, как им быть с Конклавом, требуется ли им их разрешение снова. Хотя статус Тессы не подлежит сомнению, но что будет теперь делать Джем, кем он хочет быть? И главное, она ведь до сих пор не понимает, как так вышло, что он смог освободиться от обетов Города Молчания.
[indent] - И все-таки, как ты смог вернуться, Джем? И что ты теперь будешь делать, помимо женитьбы на мне?

+1

9

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/562255.png[/icon]

Он никогда об этом не думал, никогда не замечал, что Тесса все еще носит подаренный кулон, вернее, запретил себе даже думать об этом. Сначала был Уилл, и он был счастлив за них - наверное - во всяком случае эти эмоции подразумевались, хоть и испытывать было особенно нечего, потом был Джеймс, и это вызывало некоторое... смущение? Кажется, ее жизнь и его обеты должны были четко разделить Тессу Грей и Джеймса Карстэйрса от Тессы Эрондейл и брата Захарии. Но все всегда шло не совсем по плану. И все же, за браслет от Уилла взгляд цеплялся легче, быстрее, охотнее - та самая черта, переступать через которую так хотелось, но давалось с величайшим трудом.

Он не мог перечеркнуть всего произошедшего, как не мог отменить свой выбор, как не мог не понимать, что они оба стали другими. Не могли не стать. И что-то все же внутри сопротивлялось, требовало опустить и отпустить, вычеркивало в календаре не дни, а целые годы. Потому все же "Грей", потому предложение и именно эта комната. Но и бешеный стук сердца, напоминающий о совсем не мимолетности вынужденного расставания и о том, что возможно Джем слишком торопит события, что время может быть нужно не только ему, но и Тессе.

За всего какое-то, пусть и кажущееся бесконечным, мгновение к горлу успевает что-то подкатить. То ли тревога, то ли повсеместная пыль, то ли на Идрис у него начинается самая настоящая аллергия, но легкие переполняет воздух, чтобы... впрочем, от Тессы его вышибает практически полностью и сразу. Дыхание перехватывает, он отвечает на поцелуй с той жадностью, что не должна была копиться все эти годы, но все же разрасталась в душе с каждой новой встречей на мосту, с той, будто он хочет стереть все эти годы за пару мгновений, с той, которой почти никогда не позволял себе тогда.

А теперь - плевать. Он точно не сможет вернуться к тому, кем был прежде, к тому, чем был прежде. Он был преданным парабатаем, был настолько хорошим охотником, настолько только позволяло его состояние, а теперь он просто хочет побыть человеком, хочет просто жить, любить и быть любимым.

Он улыбается, кажется, в первый раз за последние сто тридцать лет настолько искренне и счастливо, подхватывает ее на руки - теперь Тесса ощущается едва не пушинкой - и кружит по комнате.
- Мне пришлось бы принять его, как и полагается джентльмену, - усмехается и не может оторвать от нее взгляд.
Осознание догоняет медленно, но верно.
Опускает и как-то смущенно отшатывается, только голова кружится не от "болезни", и даже не от внезапного порыва. Они здесь будто снова втроем, Джему кажется, что Уилл смотрит ему в спину, по шраму, где когда-то была руна парабатая, пробегает легкий разряд.
- Нам лучше... уйти отсюда?

От близости к Тессе кружится голова и по венам растекается жар. Джему хочется только целовать ее и больше никогда не выпускать из объятий. И снова целовать, и держать за руку, и касаться, касаться, касаться. Жар становится все ощутимей, почти как когда-то с инь фэнем, только теперь душу сжигал совсем не наркотик.

Джем закусывает губу, Джем все еще чего-то ждет.

- Не думаю, что я хочу ждать еще сотню лет, - пробегается взглядом по Тессе и радуется, что больше не напоминает безжизненную куклу, которую сейчас бы уже выдал полыхнувший на щеках румянец.

- Если я скажу, что без Уилла тут не обошлось, ты же не удивишься? - усмехается, но уже безрадостно. Зато появляется повод отвлечься. Так странно, он так много раз одергивал Уилла, чтобы тот привыкал обходиться без Джема, словно кричал о своем намерении, но беззвучно, как в кошмаре, что совсем забыл, как обходиться без него. И вот, спустя две жизни, случилось то, что случилось, и что совершенно точно не могло произойти без вездесущего Эрондейла. - Я обязательно расскажу тебе эту историю о Лайтвудах, Фейрчайлдах и Эрондейлах, но только не сегодня, - он задумчиво замолчал. Он молчал слишком много лет, но молчал в спасительной тишине Братства, откровенной в своем безэмоциональном холоде, а теперь его голос снова с ним, и он отчаянно пытается сорваться то на крик, то мольбу, то стон.
Дай мне время, прошу...

+1

10

[indent] Все происходит так быстро, а в памяти Тессы кроется все еще мысль о хрупкости Джема. От того в первый момент она пугается, крепко обнимает его за шею, хочет попросить поставить ее на пол - но потом заглядывает в его глаза. Нет, уже не нужно. Джем не умирает больше, Джем больше не жертва потребления инь-фэня по необходимости. Все хорошо. И она смеется, чувствуя себя счастливой впервые за долгие годы.
[indent] Не чувствуя больше горькое одиночество той, кто живет слишком долго.
[indent] Да, и эта жизнь закончится, да, Джем просто сметный, хотя никто не может сказать, какой след на его возрасте оставило Безмолвное братство. И Тесса хочет задать тот десяток вопросов, что в голове вертится. Джема никогда не раздражали ее вопросы, он всегда принимал их, по возможности на них отвечая. Скрыл только то, что инь-фэня стало больше, скрыл лишь то, что у него был план на свою жизнь, но уже без нее.
[indent] А потом его что-то накрывает. И легко понять по вопросу, что именно. Тесса старается не пошатнуться на нетвердых ногах, сцепление с полом неверная штука, когда ты пьяна от счастья. Улыбка на ее лице сменяется смущением. Чародейка обводит взглядом комнату.
[indent] - Наверное, да...
[indent] Ей бы не хотелось смешивать обе жизни. Ей бы хотелось оставить их по отдельности, но вряд ли выйдет. И все же, этот дом уже не принадлежал ей. Сейчас ключи от него стоило отдать Джейсу, пусть возвращается сюда или нет. Особняки Сумеречных охотников не продаются на аукционах, не Джейс, так его дети все равно переступят этот порог. Эрондейлы знают сюда путь, а Тесса...
[indent] Эрондейл ли она все еще? Наверное, да. Но неправильно по отношению к Уиллу оставаться тут с Джемом. Да и все еще кажется, что кто-то третий за ними наблюдает, неприятное чувство щекочет и раздражает.
[indent] - О нет, давай без сотни лет, - Тесса касается пальцами пальцев Джема, сжимает его руку. - Мне кажется, у нас достаточно было времени на ожидание, а то так можно не успеть снова.
[indent] Навсегда ли Джем излечился? Мог ли хоть кто-то дать гарантии, что проклятие демона не поднимет голову, не вернется, не начнется все заново - Джем тогда словно выгорал, словно бледной тенью должен был остаться. Истончался, терял краски, терял себя. Сколько им было тогда отведено? Мало, но теперь у них был второй шанс, они его заслужили терпением, не зная, что им повезет.
[indent] - Джейс? - Связь с Уиллом слишком реальная, Магнус ворчал, что Джейс слишком похож на того, о ком он понятия не имеет. Не внешне, нет, тут уж Карстэйрсы примешались, благодаря Корделии, но характером. Слишком Уилл, будто бы случилось то самое перерождение, о котором так любил говорить Уилл. Он верил, что они снова увидятся с Джемом в новом витке жизненного пути, но перерождение казалось Тессе чем-то немыслимым. А теперь она даже задается вопросом, может, оно в самом деле существует? - Некоторые вещи не меняются совсем, по крайней мере, набор все тех же фамилий в одном круге времени, - Тесса качает головой. Шарлотта носила фамилию мужа, Бранвелл, но она настояла, чтобы Мэтью был Фэйрчайлдом, иначе род мог прерваться, а это было недопустимо. Теперь все снова сходится в странном танце, Джеймс и Мэтью были парабатями, Клэри и Джейс - любящими друг друга.
[indent] Тесса разрывается соприкосновением, уверенным шагом подходит к комоду, на котором лежит футляр от скрипки и забирает его.
[indent] - Полагаю, этот дом должен остаться Эрондейлам. У меня есть маленькая квартира в Париже, но вообще мы можем выбрать любое место мира для жизни, - Тесса укладывает скрипку, защелкивает замки футляра, протягивает его Джему. - Любое место мира, не обязательно возвращаться к Охотникам, - она все еще не понимает, решил ли что-то Джем. Нет, наверное, нет. У него не было времени. И он не должен ничего решать. Не каждый нефилим Сумеречный охотник, в конце-то концов.

+1

11

Он просто кивает. Это место значило так много, что как будто в этот момент слишком много.

Джем видит, насколько Тессе нелегко. Им двоим нелегко. Они столько раз выбирали друг друга и каждый раз останавливались в шаге от заветного, что все обещания мира сейчас значили так мало. А тут все было таким неуловимо тянущим назад, к тем нарушенным клятвам и особенно к клятвам, нарушенным не до конца. Когда он говорил, что пошел бы за ней хоть на край земли, он был совершенно серьезен, потому что, наконец, смог сказать эти слова. Захарией не смог, а Джемом да. А пошел бы что тогда, что сейчас, и пойдет хоть через все положенные ему оставшиеся года. Потому что одно обещание не менялось никогда - он сам и вся его любовь принадлежат ей, как принадлежали все эти годы.

Но в воздухе витает счастье. Странное, словно скомканное, будто это не эмоции, настроение, ощущение и что-то там еще, а простое слово, написанное чернилами на смятом клочке бумаги. Так все еще невыразимо странно, но они заслужили. И если у Тессы была семья, был Уилл и был Джем с их встречами ради чего-то ностальгического с оттенком запретности, то у Джема было по сути только Братство. Да, Тесса всегда была его связью с жизнью, что особенно важно, когда живешь в Городе костей, вот только... да, Джем просто заслужил.

Он усмехается. И где-то внутри что-то вспыхивает особенно ярко. Нет, не успеть и в этот раз он категорически не согласен. Может, ему и почти полторы сотни лет, что для человека уже совсем не мало, может, тогда он считался уже молодым мужчиной, но сейчас он был словно подростком. Таким, которого приманили на что-то особенно желаемое и, пусть и не пригрозили отнять снова, но заикаться о таком не следовало.

Он сжимает ее пальцы, притягивает к себе, чтобы ближе и еще ближе, чтобы никто и никогда не смог им больше помешать, снова целует. Жадно, рвано, страстно. Шепчет низким голосом, что предпочел бы совсем не ждать.

- Джейс, - повторяет. Его это почти забавляет: - У них с Уиллом не то одна душа на двоих, не то одни мозги. И я все еще не знаю, что страшнее. - Отрываться от Тессы не хочется, отпускать ее от себя почти невыносимо, и даже кажется, что заявись сюда хоть сам Уилл, Джем бы просто захлопнул перед ним дверь. - Словно колесо жизни сделало свой оборот, - не то чтобы у Сумеречных охотников действующие лица разнились и раньше, но Эрондейлы-Лайтвуды-Фэйрчайлды были чем-то таким особенным, без чего не обходились все великие события.

- Я и не вернусь к Охотникам, - сердце пропускает удар, как бы четко Джем это ни осознавал, говорить об этом было тяжело, словно было в этом что-то неправильное, противное самой его природе. Он был нефилимом, воином, охотником. Он был Безмолвным братом и служил во имя Ангела и всех охотников, а сейчас... он готов оставить их. - Не могу... Без своего парабатая... без Уилла я просто не представляю, как быть одним из них.

Берет футляр со скрипкой, задерживая свои пальцы на пальцах Тессы, не отпускает, не может. Словно если отпустит сейчас, лишится самого себя, словно и Тесса, и скрипка - те оставшиеся крупицы его прошлых жизней, которые нельзя разделить, нельзя потерять. Проводит костяшками свободной руки по ее скуле, по ее волосам, смотрит в глаза цвета грозового неба и тихо произносит: - Все еще хоть на край земли, если ты будешь рядом, - снова целует, аккуратно касаясь подушечками пальцев ее подбородка, как касался бы скрипки Страдивари, - если будешь моей.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/562255.png[/icon]

+1

12

[indent] Тесса не хочет говорить о Джейсе. Он вызывает в ней слишком странные чувства, похожий и не похожий на Уилла одновременно, в чем-то получивший груз его ошибок, о которых он не знал и знать не мог. Но в Тессе все еще противоречиво теплится мысль о том, что Стивен, отец Джейса, предал все, и хотя дети не повинны в ошибках отцов, избавиться от настороженности по отношению к найденному Эрондейлу Тесса не может. Вроде и повод для радости, фамилия Уилла не канет в безвременье, а все же червячок сомнения точит ее, где же была допущена та ошибка, что толкнула предпоследнего Эрондейла не на тот путь? Как же он ненавидел свою кровь? Наверное, в этом есть капля вины самой Тессы. Она уходила от всех Эрондейлов рваными шагами с болью  в душе, она отсекла их, когда Уилл умер, не в состоянии объяснить, что это больно. Жить без человека, которого любила столько лет - больно. Как и больно немного дышать сейчас рядом с живым Джемом. За его появлением шлейфом тянутся проблемы и вопросы. Пребывание в Братстве замедлило старение Джема, он похож на себя того, которому семнадцать, но что будет потом? Как на нем отразятся те руны, что он носил на себе почти полтора века?
[indent] Нет. Сейчас Тесса об этом не будет думать. Она не Скарлетт О'Хара, она просто не хочет омрачать радость тем, что рано или поздно все это закончится, и ей снова предстоит оплакивать свою любовь на руках Катарины.
[indent] - Тшшш, - Тесса касается кончиками пальцев губ Джема, чтобы он не говорил о Джейсе. Просит его прикосновением, просит ответным поцелуем, и все это становится настолько обжигающим, что воздух в легких накаляется желанием. Кажется, сто тридцать лет жадных мечтаний сказываются на действиях.
[indent] Иногда Тесса поражалась самой себе, но специалисты это называли типичной психологией женщины ее века, когда в случаях принудительного брака по выгоде женщина легко переключалась на мужа, училась его любить. Тесса с таким выводом согласна не была, считая, что ее любовь к двум таким разным нефилимам была отличимая, не была вынужденной, но была выбором. Пусть и обусловленным чередой чужих выборов. И все же, ей дается второй шанс прожить жизнь с Джемом, с его готовностью любить ее, с готовностью быть с ней.
[indent] - Не надо сейчас об этом...
[indent] Что она там говорила про уйти? Что она вообще говорила? Сейчас почему-то упоминание Уилла режет неприятно. Не хочется делить Джема с призраком ее же мужа, не хочется помнить о связи парабатаев. Не хочется даже предполагать, что было бы, останься все так, как должно было бы, и как бы втроем они выжили в той ситуации. Мягкие, чуть робкие касания Джема щекочут кожу. Тесса аккуратно отбирает у него футляр со скрипкой, ценная вещь, ронять не нужно. Мысль о кощунстве поступка еще где-то теплится, но жить нужно текущим, не прошлым - это ей давно Магнус внушал, этого он и добился от нее.
[indent] Руки скользят под свитер Джема, касаются его теплой кожи живота. Нет, так не пойдет. Ей бы, конечно, придумать какую-то романтику, зажечь свечи, но не хватит ни сил, ни терпения. Потому, что стоит крепче прижаться к Джему, как становится ясно, что лихорадка желания бьет обоих. Тесса вскидывает голову, Джем все так же выше ее, ей все еще смешно и приятно обнимать его за шею, но сейчас она бесцеремонно и требовательно цепляется за край его свитера, тянет наверх, стягивает с него, оставляя взъерошенным и, кажется, немного растерянным.
[indent] Тесса смеется:
[indent] - Все же мы слишком долго ждали, чтобы ждать еще.
[indent] Она делает шаг назад, любуется Джемом. В последний раз, когда их застигло врасплох желание, он был другим. Инь-фэнь из него жизнь высасывал, он словно таял. Сейчас же она видела его сильным, пусть и худощавым, но под кожей явно ощущались сильные мышцы.
[indent] - Я и не знала, что у Безмолвных братьев практикуют культ тела.
[indent] Хотя и знала, что потребности тела Братство не ценило, изводя их до нуля.

+1

13

Тесса останавливает его или его сбивчатый рассказ? Джем упоминает лишь обрывки произошедшего, но и большая часть их истории состоит из этих же обрывков. Им так мало было разрешено, так мало отмеряно, даже меньше, чем когда-то оставалось ему, но из каждой вырванной у самой жизни крупиц и складывался тот путь, что в итоге привел их сюда. Тесса всегда была особенно любопытна и своими вопросами порой была способна свести с ума, это всегда занимало Джема, может, из-за непосредственности, может, потому что это было гарантией того, что он будет снова и снова слышать любимый голос, искать ответы и особенную близость в них и за ними. А сейчас...

Ее губы обжигают, касания все сильней напоминают горячку от яда, только в таком пламени он готов сгорать всегда - и сгореть однажды. Он пытается прихватить губами подушечки ее пальцев и пытается удержаться где-то у черты. Между правильным и запретным, между демоническим ядом и ангельским пламенем, между прошлым и настоящим. И с каждой секундой становится только трудней.

Голос Тессы отрезвляет. Всего на секунду, но перевести дыхание он успевает, хотя упорно забывает, как вообще можно дышать. Воздухом, не Тесс. Он всегда был уверен, что она видит лишь ту его сторону, которая привыкла выживать вопреки, растягивать время по крупицам, продлевая мучения без смысла и повода. Более сдержанный, более внимательный и вдумчивый, реже бросающийся в самое пекло. И, пожалуй, тогда он и сам привык к такому себе, но чем больше времени он проводил рядом с ней, тем больше убеждался, что с Уиллом, будь ситуация иной, они были бы похожи намного сильней. Это его чуть и губило, уже тогда он не мог больше ждать, уже тогда он пытался вырваться из порочного круга выживания и вдохнуть жизнь полной грудью, дать растечься ей по венам, выкинуть что-то безумное и сумасбродное.

И он... пытался. Но одернул себя раз, второй, третий, на четвертый ее уже умолял. Брат Енох знал тогда все, и потому молчал особенно тактично. На пятый Джема это уже почти сводило с ума, но снова провал, снова одергивание, а время ссыпалось последними песчинками в часах. Знала бы Тесс, что убивало это его едва ли не с той же скоростью, с какой убивало серебро.

Но... пожалуй, так вышло лучше, так вышло проще. Ей не нужно было задавать очередные бесчисленные вопросы, не нужно было оглядываться и оправдываться, и он принял, что все в итоге сложилось правильно. Она осталась с Уиллом, он остался выживать.

И теперь в этом больше нет нужды, нет смысла и повода. И сдерживаться тоже нет. Его хватает еще буквально на пару мгновений, пока он завороженно следит за ее руками и глазами. Хрипло выдыхает и поддается еще на секунду или, может быть, две. Разгоряченной кожи касается куда более холодный воздух кожи и словно по щелчку пальцев он подается вперед, тянет ее на себя, его так манит свет, так манит тепло - ее тепло - так манит сама Тесса.

- Слишком, - выдыхает хрипло, целует рьяно, словно удерживаемая слишком долго пережатой пружиной, наконец, выстреливает.
Ее губы, шея, волосы - целует, куда дотягивается, прижимает к себе еще ближе и в два шага опускает на постель, чуть нависает, чтобы касаться груди и живота. Мало. Стаскивает свитер с нее, взгляд плывет, желание выжигает кровь.
- Я больше не связан с ними, теперь я - это я, и я хочу тебя, Тесса Грей.
Ни больше, ни меньше.
Никаких черт.
Никакого чертового ожидания.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/562255.png[/icon]

+1

14

[indent] Пальцы кончиками едва успевают коснуться серебристых следов, что остались памятью о рунах, особенных рунах, которые позволены только Безмолвным Братьям. И снова оказывается в жарких объятиях Джема, наполненных жадностью рушащихся запретов. Она помнит как все было, помнит, как держалась чуть в стороне, пока был жив Уилл, помнит, как до истерики испугалась, что потеряет Джема в войну, помнит, что ей было все равно, что будет дальше, пока ее голова лежит у него на груди, слышит его сердцебиение. Постыдная мысль тогда в ее голове действительно возникла, но из них двоих Джему хватило стойкости, а ей пришлось сдержаться, чтобы не умолять остаться с нею. Ее сжирало одиночество, но еще больше ее сжирала близость Джема, он был рядом, но больше ей не принадлежал, и это всегда было главной проблемой Тессы Грей. Невозможность владеть обоими мужчинами, коих любила, разделяя себя между ними, оставляя каждому часть самой себя.
[indent] Шарлотта надеялась, что Джем разорвет связывающие их узы, но каков эффект - они укрепились, они окрепли за годы, окрепли так, что больше не разорвать, превратившись в невидимые канаты, стальные и бесконечные.
[indent] Поцелуи Джема обжигают, Тесса откидывает голову, подставляется под его губы, жаждая большего. Ей кажется, что она стоит на самой вершине плотины, которую вот-вот прорвет, и этот ревущий поток эмоций затопит все, затопит этот дом, эту комнату, их обоих. Она поднимает руки, позволяя стащить с нее свитер, выдыхает от легкой прохлады, которая щекочет кожу.
[indent] - Ты всегда был для меня только ты.
[indent] Тесса отчаянно пытается затормозить, пока падение не стало неконтролируемым. Ей уже воздуха не хватает, руки дрожат, в голове путается, сейчас они просто рухнут как подкошенные на пол, а Тесса хочет другого. Не превращать это все в какое-то подобие жадного соития, достойного оголодавших... не важно. Не так. Насладиться каждым моментом. Воспользоваться шансом. Не бежать, ведь теперь у них есть время.
[indent] - Подожди, подожди, - дыхание сбивается, голос подрагивает, челка падает на глаза. Тесса выдыхает, мешая самой себе думать о том, что эта кровать принадлежала Уиллу.
[indent] Не сейчас.
[indent] Просто не сейчас.
[indent] - Снимай джинсы, - шепчет на ухо, пока справляется с пуговицами своих. - Только джинсы.
[indent] И толкает Джема спиной на кровать, тут же оказываясь на нем, сжимает коленями его бедра, улыбается, и медленно склоняется к его лицу. Все начинается с поцелуя, медленного, томного и сладкого. Переплетает пальцы рук, вжимая руки Джема в постель. Объективно она слабее него, но пока Джем позволяет, Тесса этим наслаждается, прокладывая цепочку поцелуев от губ по подбородку, по шее, прикусывая кожу на плече. Она старательно обходит метку парабатая, чтобы не воскресить призрак в Уилла в столь неудобный момент. И продолжает исследовать такое незнакомое сейчас тело, но по ощущениям все это было известно давно, такое родной, такое свое.

Отредактировано Tessa Grey (2022-07-14 23:38:01)

+1

15

Тесса сводит его с ума. Настолько, что Джем даже не реагирует, когда слышит, как футляр со скрипкой опускается на пол. Может, падает, может, кладется, он уже понимает с трудом. Дышит с трудом. И думает только о ней, думает только об одном.

Лишь мельком Джем осознает, что пошел бы за ней в любой момент, стоило ей хоть вскользь упомянуть об этом, потому что ни одна руна, ни один обет не в силах был заглушить его любовь к ней. Пожалуй, даже если бы это убило его, потому что ничто так не убивало, как сама невозможность прикоснуться к Тессе, как необходимость держаться в стороне, как сама жизнь без нее. Короткие встречи, преисполненные приличий, преисполненные долга - ей перед мужем, ему перед парабатаем и Братством - помогали держаться, но они же подталкивали к пропасти. Он уже думал об уходе, он знал, что Братья были к этому готовы. Он думал, что с ним станет, если его лишат рун. И тогда он отчетливо понял, что лучше умереть у нее на руках, чем умирать каждый день без.

- Знаю, - о, и Уилл и Тесса упорно игнорировали его выбор, точнее, делали вид, что принимали все как есть, но для них он всегда оставался Джемом. Что же, может, именно поэтому он действительно остался собой. - Но я еще никогда не чувствовал себя настолько настоящим, - каждое слово чередуется с очередным поцелуем, с очередным обжигающим и без того разгоряченную кожу выдохом. Ее руки скользят по его телу, губы с готовностью отвечают на жадные поцелуи, они почти сплетаются в нечто единое. - И это только из-за тебя, - скользит языком по ее губам, легко прикусывает и подается, словно готов быть ведомым, словно его выдержки хватит еще на сто тридцать лет. Сглатывает. Выдыхает. Пытается уставиться в потолок и удержаться на месте.

- Ты же не думаешь, что я не знаю, что делать? - уточняет с шальной улыбкой, голову откидывает и все-таки всматривается в потолок, считает про себя до трех и медленно расстегивает пуговицу и ширинку. Снимает. Послушно. Только не с себя. Касается ее ягодиц, скользит пальцами по бедрам, пока ее губы выписывают дорожки на его плечах. Такие знакомые, такие отдающие болью прошлой жизни. Эта боль отрезвляет, но недостаточно.

- Снова ожидание? - в голосе смесь легкой разочарованности и заинтересованности. Сейчас всего недостаточно. Ему ее всегда было недостаточно. Возможно, потому что еще никогда они не были настолько близки, возможно, потому что всегда был Уилл, что же, тогда место на самом деле куда как подходящее.

И все же, если Тесса хочет поиграть, он подыграет. В этот раз. Поднимает руки - почти сдается, аккуратно приобнимает одной за талию, перебирая пальцами ее волосы, второй обводит острую ключицу, спускается ниже, очерчивает грудь, касаясь почти невесомо, но утягивает все ближе, притирается настойчивей и сжимает по-собственнически.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/562255.png[/icon]

+1

16

[indent] А сама Тесса в какие-то минуты не верит, что все настоящее. Все кажется, что сейчас она проснется в своей уютной квартире в гордом одиночестве. Занавески в цветах, антикварная мебель, и абсолютная пустота в душе. И Джем не будет рядом. Не будет его прикосновений. Не будет его поцелуев. Ничего не будет из того, что ей так дорого и так нужно.
[indent] Если бы Джем был в тот злополучный день в Городе молчания, то все бы закончилось именно там. И не было бы сейчас. А что было бы с Тессой, она и думать не хочется. Впрочем, ей думать особо не дают.
[indent] По телу разбегается дрожь от поцелуев, Тесса зажмуривается на краткий миг, выдыхает. Ей хорошо, как не было уже давно, настолько давно, что даже пальцы слегка подрагивают от желания касаться, исследовать, обнимать. Она чувствует прерывистое дыхание Джема, понимает, что надолго растянуть удовольствие не получится, но пытается именно сейчас взять больше. Да, не в последний раз, но жизнь так хрупка, в чем Тесса успела убедиться, а что, если все закончится слишком быстро?
[indent] - А ты знаешь? - Хитро улыбается Тесса, снова касается губами груди Джема, вычерчивая одной ей понятные линии.
[indent] Похоже в самом деле знает. И в голове рождается сто и одна шутка, не читал ли мистер Карстейрс любовные роман на досуге, чем еще занимать столь долгое время в месте полной тишины. Но она не спрашивает, а смеется, когда Джем добирается до ее джинсов, и даже приподнимает бедра, чтобы тот стащил с нее их.
[indent] - Другое ожидание.
[indent] А надо ли? Может, зря Тесса цепляется за желание все и сразу взять? Может, стоит оставить друг другу шанс возвращаться и открывать каждый раз что-то новое в себе, в другом? Она задыхается от почти невесомых прикосновений Джема, но под ними кожа горит, и сама Тесса сгорает в пламени желания. Она и не думала, что ей самой, обычно терпеливой, не будет хватать сил.
[indent] Джем обнимает ее, и Тесса срывается на стон. Ей не хватает воздуха, а тот, что есть, обжигает легкие, Джем собой заполоняет все. Она чувствует его запах, чувствует его тепло, пытается рукой подцепить пуговицы на его джинсах, но выходит неудобно. Почти смешно, что сама же и загнала себя в ловушку, где неудобно, и не отстранится, и только удается чуть прикусить шею Джема.
[indent] - Так что нам нужно делать дальше, если ты знаешь? - Тесса шепотом обжигает Джема, запускает пальцы в его волосы, те уже давно не выбеленные серебром, рассыпаются в пальцах, темные пряди мешаются со светлыми, и почему-то от этого дух захватывается. Почему-то в памяти всплывает рассыпанный по полу инь-фень, но затем вдох, выдох, что путается в выдохе Джема, в серебре его смеха, в безумном чувстве нежности в груди.
[indent] Кровать чуть скрипит под весом и движением, подушка укатывается на пол, Тесса краем глаза ловит скупой блик солнца, но мир за окном размывается чувством и жаждой любить.

+1

17

- Помнится раньше ты не сомневалась, - а еще раньше он верил, что у них будет время. Наивный, он ведь всегда знал, что его у него нет. Знал, но так отчаянно цеплялся за свой мнимый шанс, за все свои мечты о настоящей жизни, жизни, которую он хотел посвятить Тесс.

Но метроном отбивал секунды, и они рассыпались прахом и серебром. И он вместе с ними.

Не в силах бороться с собой, своей болезнью, своей зависимостью, не в силах бороться со смертью, он сбежал, он отдал Тессу Уиллу. Без ревности, без сожаления, без боли - даже часть могущественных рун
отнимала почти все его эмоции.

А были ли они? Или были бы они? Он думал об этом, когда смотрел на них рядом, Уилл был его парабатаем, был половиной его души, но Тесса... Тесса была его Тессой. Он не разрушил их связь, даже когда знал, что это может ей навредить, простил, а в общем, не считал, что ему было, за что ее прощать, но до конца не отпустил, не разорвал помолвку на самом деле, просто отошел на второй план, просто затаился, просто готовый вернуться в любой момент, как возвращался каждый год на мост Блэкфрайерз.

И вот он, вот момент, и Тесса теперь только его Тесса, такая манящая, такая желанная, такая желающая, как и он, отдаваться без остатка. По позвоночнику словно пробегают электрические разряды, все мышцы напряжены, как у хищника перед прыжком, все нервы искрят. Он не может вспомнить, как вообще дышать, не может отвести от нее взгляд совсем потемневших глаз, не может перестать касаться хаотично губами любого участка кожи, до которого только может дотянуться.

- Ты... - выдыхает судорожно, его пальцы судорожно оглаживают ее спину, забираясь под тонкую шерсть свитера, - вся... - подцепляют и настойчиво тянут вверх, - моя... - шепчет низким голосом, прихватывая губами мочку и обводя языком ее контур, - жизнь.

Эмоции переполняют просто через край, рвут в клочья остатки самообладания, и требуют, требую, требуют. Свитер с нее он стягивает и бросает куда-то в угол комнаты, тонкое кружево белья, все еще скрывающее от него Тессу отправляется следом.

Как же Джему сейчас не хватает руны выдержки и руны стойкости. Вот прямо на месте ее последних поцелуев, что, кажется, расплавили кожу, прожгли пару дыр и раскаленным чем-то стекаются все отчетливей. Не хватает настолько, что он жалеет, что не захватил с собой стило. Нефилимом-то он быть не перестал, руны на него все еще действуют, он имеет на них полное право, хоть и зарекся продолжать путь Охотника, но как-то не подумал.
А теперь было поздно.

- Но я не хочу больше ждать, - жмурится, плавится и просто горит. Тем самым светом, которым она всегда была для него, в том самом свете. Ему хочется наброситься на нее голодным зверем, и бороться с этим желанием у него нет больше ни единой причины. Она его. Была его и будет его, он ловко выворачивается, нависает над ней, жадно зацеловывая шею и плечи, стаскивает последние мешающие вещи, целует до саднящих от недостатка кислорода легких и нарочито медленно входит в нее.
- Это?..

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/6d/b5/239/562255.png[/icon]

0


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » я сделал все и все оставил


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно