У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

POISONCROSS­­­

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » caught in the crossfire [lol]


caught in the crossfire [lol]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

caught in the crossfire
viktor // jinx

https://i.imgur.com/k19hsTj.pnghttps://i.imgur.com/f8d6eJL.png


[не]удачное стечение обстоятельств —
и тебе приходится выбирать между двух жизней.


Отредактировано Jinx (2022-07-05 17:48:51)

+1

2

Ножик в её тонких пальцах играючи царапает кожу, пока Джинкс вертит его в ладони, рассматривая блики на тёмном лезвии. В кабинете Виктора витает уже привычный запах машинного масла, разогретого металла и — теперь — пороха; когда девушка стала здесь задерживаться, чтобы учёный наконец-то доделал обещанную модификацию ракетницы, Джинкс ожидаемо привнесла свой отпечаток в обстановку. Миротворцы и коллеги не замечают, что в лаборатории Виктора почти всегда сладко пахнет жвачкой: отчасти это обёртки, которые бунтарка выкидывает куда ни попадя, отчасти — потому что этой сладостью отдаёт грёбаный шиммер.

Джинкс сидит на подоконнике, пока Виктор ковыряется в огромной папке, которую он раздобыл — не без её помощи; увлечённо перелистывает схемы и чертежи, а девушка удивительно тихо за этим наблюдает — но он слишком увлечён, чтобы придать этому значение. Джинкс молчит — сидит, прокручивая нож и закусывая губу, с прищуром рассматривая тёмные круги под глазами учёного. Кажется, он и с глазами что-то сделал — или это неестественный энтузиазм раскрасил тёмную радужку в жёлтый цвет.


Тихо! О:
[indent]     Потому что ей стыдно >: D

«Чушь» — бесшумно фыркает и отворачивается к окну, наблюдая за тонкой оранжевой ниточкой на горизонте, которая осталась после заката. Стыдно может быть за что-то неправильное, а она всё делает как надо. Как надо, чтобы проверить слишком сильно увлечённого своим новым проектом Виктора — уже не такого хрупкого и беззащитного, уже не того калеки с палкой, который помирал от истощения после тридцати секунд ругательств. Виктора, который вопреки опасения голосов в голове не сдавал её пилтоверским вертухаям — даже когда получал желаемое от них с Силко.

Лезвие срывается и вскользь царапает до крови кожу на ладони, но Джинкс лишь морщится и кладёт нож на подоконник рядом с собой, спрыгивая с насиженного места. Руки прячутся за спиной — и девушка ритмичным шагом в ритме на «раз-два-три» доходит до учёного со спины, уже привычным движением практически укладываясь ему на плечи: её подбородок у уха Виктора, и Джинкс с интересом заглядывает ему под пальцы, цепляясь взглядом за подробный разбор механизмов.

— Куда круче ваших отстойных перчаток на хекстеке. — Присвистнув, она бубнит, продолжая, — без обид, Вики-Вик. — Руки всё ещё сцеплены за спиной, но Джинкс почти что распласталась по спине сидящего за столом учёного, прижимаясь к нему. То ли он смирился с тем, что она постоянно нарушает границы, то ли привык. Ей было всё равно — не то чтобы это вообще волновало её хоть когда-то — хоть сколько-то. Главное, что комфортно было Джинкс. И она очень не любит отказываться от ощущения комфорта — особенно, когда что-то этому угрожает.

Её всегда все бросают. Пугаются, получают желаемое или же просто — умирают, но рано или поздно вокруг не остаётся никого. Силко занят пассивной войной с Пилтовером, и Джинкс ощущает, как одиночество усугубляется яркими неоновыми всполохами, затмевающими реальность — а дурацкий учёный, так отчаянно цепляющийся за жизнь и черпающий силы из своей уга-буга-злости, на время заставляет силуэты в её сознании отступить. Просто потому что с ним она уже не одна, пусть для него и важнее та срань, которую он собирает, чтобы выжить. Глупо винить.

Она едва слышит громкие шаги за дверью, но ничего не говорит Виктору — только резко отстраняется, уходя вглубь кабинета — за шкаф, незаметно для самого учёного прячась в тени, когда дверь резко открывается и на пороге появляется подтянутая фигура золотого мальчика — Джейса.

— Виктор, ты... звал?.. — он запинается, с недоумением рассматривая разложенные перед мужчиной и говорящие о многом чертежи; скользит взглядом по неприкрытому полотном прототипу механического костюма у стены.

Девушка смотрит из тени, нахмурившись, вцепившись пальцами с облупившимся лаком на ногтях в полки: Виктор его не звал. Но записку от его имени исправно передал подкупленный служащий.

+1

3

Для такого рода ученого, как новые исследования в области биоинженерии были чем-то сравни глотком свежего воздуха. Хотя его исследования о хэкстеке дали неплохие плоды, но соединение клеток живого организма с магией и наукой были сравни чему-то новому. Забросив свои новые старые проекты, он приступил к новым, еще с большим энтузиазмом. Он помнил, как из-за своей слабости и халатности, его близкий друг и помощница Скай была предана забвение, но за место этого подарила ему нечто большее. Жизнь. Силу. Уверенность в себе. Каждое утро, собираясь в университет, он оглядывает себя в зеркале и удовлетворительно кивает тому что он видит. Его тело было на половину бионическим, что нисколько не мешало его повседневной жизни. Правда скрывать все стало сложнее, но это пустяки. А из-за последнего исследования его глаза и вовсе стали другими - белая роговица потемнела и с каждым днем становилась чернее. Люди беспокоились, а Виктор отмалчивался и все скидывал на работу. Окружающие переживали, а ему было все равно. Главное - достичь поставленных целей.

И даже сейчас, изучая новые материалы, он словно маленький ребенок окунулся с головой в чертежи, совсем позабыв о вечной гостьи его лаборатории. Его уже не напрягает постоянное нахождение рядом, эти странные и собственнические прикосновения. Он просто привык, хотя по началу, он как любой другой нормальный человек сторонился такого рода тактильности, будучи вообще не тактильным человеком. Даже когда ученый с кем-то здоровается за руку, то потом вытирает руку во внутреннем стороне кармана. А тут скорее привычка сыграла свою роль или же просто Джинкс бесполезно было внушать чувство такта и манеры. Но все складывалось нормально, относительно нормально.

Возможно, закончи он свои исследования и разорви все отношения с низшим городом, вернулась бы она к нему? Наверное, потому что чувствует родственную душу, как и Виктор ее сам ощущает. В молодой девчонке, чья жизнь изменилась после введения шимера внутрь своего организм. Его тоже изменилась, и теперь им нужно было искать место в этом новом чудном мире.

- Думаешь? - он даже не оборачивается к ней, потому что был слишком углублен в изучение. - Дай тебе в руку баллончики с краской и разукрась это все дело, тебе бы больше понравилось? - уголок губ едва приподнимается в улыбке и он снова продолжает читать, пока в кабинет не входит Джейс, уничтожая всю эту атмосферу.

В последнее время, Таллис стал его раздражать. Все его существование просто выносило его из себя, начиная от его скорби по Мел и заканчивая тем, что он взвалил на себя полномочия чуть ли не верховного правителя. Пусть Совет и остался из калек и едва живых представителей, его друг был самым живучим. Это... раздражало. Как ему в голову могло прийти идея, после всего того что произошло, брать ответственность за Пилтовер, который ничего хорошего ему не сделал. Ни ему, ни его семье.

Джинкс рядом нет, она скрылась так же бесшумно, как и появилась. В этом вся она была, но Виктор уверен, что она где-то рядом и будет слушать каждое слово. Анализировать и думать, как с ним поступить.

- Нет, не звал. И прежде чем вламываться, стоило предупредить! - ученый встал из-за стола и закрыл папку, чтобы любопытный нос Джейса не сунулся еще и в его исследования.

- Да ты сам позвал меня! - недоумевал советник и когда его взгляд упал на прототип костюма, то лицо того сразу скривилось. - Что это значит? Чем ты тут занимаешься? Людям нужна помощь, а ты занимаешь.. чем?

Теперь недоумевал Виктор, который точно помнил, что не отправлял никакие сообщения приятелю. Если Джейс и хотел бы с ним повидать, но мог придумать более интересный способ вранья.

- Тебя не касаются мои исследования и тем, чем я занимаюсь. Если хочешь продолжить читать нотации, записывайся на прием у моей секретарши. Думаю через месяц я смогу тебя принять. - Виктор ходил по кабинету с высоко поднятой головой, усталость больше не сковывала его движения. Таллис не понимал таких резких перемен в друге и ему было... страшно?

- Вик, что с тобой стало? Где твоя трость? - мужчина нахмурился и пытался придумать хоть какое-то оправдание для своего друга, но мысли были одна хуже другой.

- Тебя. Это. Не. Касается. - отчеканил Виктор и сжал кулаки. Сколько еще его терпение будут испытывать?

+1

4

В голосе бугая с приторно сладким личиком — р а з о ч а р о в а н и е. Непонимание. Великий и хвалёный Джейс Таллис до чего-то не въезжает, вот это да! Бум, бум, бум — рвите заголовки всех беленьких и жёлтеньких газетёнок: местный гений просрал глобальные изменения в жизни ЛУЧШЕГО ДРУГА. Лицемерно. Отвратительно. Пустые слова — сам кувыркался в постели с этой пилтоверской шалавой и целовал задницы Совету, выпуская когти в сторону Зауна, когда не нужно. И поплатился — не своей жизнью, конечно, но… так даже интереснее.
Любопытнее.
Приятнее?..

Силко до сих пор восстанавливается, и почему? Потому что сраный Джейс Таллис посеял своим блядским предложением мира и независимости с о м н е н и я. Не в самом Силко, как оказалось, — но в Джинкс, которая так не вовремя услышала отца в такой неудобный момент. Почти убила и его, кстати. Пока не поняла, что намного круче довести начатое до конца — и раздолбать верхушку пилтоверского кексика до основания!

Но сделать то по-умному. Хитро. Изнутри. Ракета не прилетала со стороны Зауна — отсроченный запуск по сигнальному маячку произошёл с территории Пилтовера: прямо из центра. Да-да-да, формально это Джинкс нажала на заветную кнопочку, но кто об этом знал? Вай и её меткая новая_девушка?
Ах, ну да — ещё Виктор.
Но автор маячка вряд ли расскажет обо всём и так параноющему в сторону Зауна Таллиса, верно?

Последний, кстати, с каждой секундой бесит всё сильнее.

— Не касается? — Джейс взмахивает рукой, и что-то со стола рядом с ним летит на пол, разбиваясь; Джинкс кожей ощущает растущую злобу Виктора, и возбуждённо выглядывает из-за стеллажей, закусывая губу. — На что ты тратишь ресурсы?! Что это за разработка? — Таллис с силой опускает кулак на деревянный стол, заставляя тот трещать по швам. — Почему ты не… — он на мгновение опускает взгляд в пол, продолжая давить кулаком на стол, и тут же выбрасывает себя вперёд — к Виктору, заставляя Джинкс нервно сжать полки пальцами. — Да что с тобой происходит?

Таллис держит Виктора за лацканы пиджака, встряхивая по-свойски: пусть учёный и окреп значительно, но его старый друг всё равно превосходит его в силе. Да и саму Джинкс тоже.

Но не в скорости.

Глаза яростно загораются розовым [перманентный побочный эффект введения шиммера] и девушка стремительными змеиными движениями добирается до Джейса, корпусом отталкивая его в сторону и вставая между ним и Виктором. По-хозяйски, по-свойски, защищая свою собственность, свою территорию.

— ТЫ! — Глаза Джейса наливаются сначала яростью, стоит ему осознать, кто стоит рядом, а потом — отчаянной болью медленного осознания, когда искажённый спутанными эмоциями взгляд впивается в оставшегося позади девушки учёного. — Как ты мог…

— О-о-о, мог и ещё как! — Смеётся, насмехается: Джинкс выхватывает пистолет с пояса, прокручивая его в руке и кривляясь. — Вик умеет думать, в отличие от вас, бол-ва-а-а-анов, — снижает тембр голоса и показывает язык: так по-детски непосредственно и так по-взрослому угрожающе.

А ты даже порадоваться за друга не можешь, кретин. — О-о, это должен быть удар ниже пояса!! Джинкс знает, что светлейший ум Пилтовера сознательно игнорировал ухудшение состояния Виктора, что не помогал ему ничем, кроме завуалированных обещаний торжественных похорон и советов о смирении. Таллис уже построил в голове идеальную картинку скорбящего друга, а теперь отказывается принимать тот факт, что Виктор на пути к исцелению.

— Мелкая тварь! — уязвлённый неприятной правдой Таллис замахивается, не обращая внимания на пистолет в руке Джинкс. Вот только и она не спешит поднимать оружие: знает, что успеет увернуться в любой момент, но сейчас ей интересно другое.

То, из-за чего она в первую очередь спланировала это трепетное воссоединение; ей нужно знать: попав в реальную ситуацию меж двух огней, не на словах, а на деле — кого выберет Виктор?

Правда, в изначальном плане она не собиралась встревать. Само как-то получилось. Ей почти что захотелось его защитить — как инстинкт у преданной шавки; вот только она ведь предана только Силко?..

Ну… Упс.

+1

5

Виктор забыл когда в последний раз чертовский сильно злился на своего друга. А ведь у него было много причин возненавидеть его: начиная с банального присуждения всех лавров и заслуг при создании новых изобретений, заканчивая его долбанной интрижкой с Мидардой. У него было права злиться, но все же Джейс был человеком, который мог делать что угодно с кем угодно и когда угодно. Пусть даже если его единственный настоящий друг будет находиться при смерти, увешенный трубками для поддержания жизни. Он вполне самостоятельная единица, в отличие от Виктора, чье здоровье буквально держалось на честном слове.

Но сейчас все изменилось, даже распорядок сил на шахматной доске. Теперь ученый не был слаб, он мог вполне сместить с игрального поля самопровозглашенного короля и занять его место, которое ему принадлежит по праву.

Таллис злиться и бьет по столу, от чего колба с экспериментальным жидким ядром падает на стеклянный пол и разбивает на миллионы осколком. Злость медленно и верно начинает брать вверх над заунцем, но это словно и не замечает его друг. Его уже откровенное несет в своих высказываниях.

- Я не спрашиваю куда ты вкладываешь деньги совета, и на кого ты их тратишь. - Усмешка мужчины выходит язвительной, не скрывающей отвращения. Ведь святило науки мог вполне воспользоваться своими деньгами, чтобы попытаться поставить на ноги Мел, но предпочел отделаться малой кровью. Власть все же развращает. - Тебе давно пора...

Он не успевает договорить как его друг (ой ли?) буквально подходит к нему и схватив за лацканы пиджака, пытается встряхнуть его. В глаз было столько надежды вразумить друга, столько боли. Откуда же ей взяться у того, кто дальше своего носа не видит? И стоит ученому на миг моргнуть, как распорядок сил меняется в мгновение ока. Джинк, выбравшись из своего укрытия, яростно отпихивает в сторону человека, превосходящего ее по силе в несколько раз и закрывает стоящего сзади человека. Буквально живой щит. Виктору льстит эта забота, и он смотрит на это мелкое мракобесие с нежностью, изумляя еще больше Таллиса.

Он молчит, слушает их перепалку и его рука будто бы инстинктивно легла на плечо Джинкс, будто этим жестом он просил ее не горячиться. Чуть сжав женскую плоть, он буквально мысленно просил убрать ее пистолет в кобуру и не разжигать еще больше конфликт. Ведь в их тандеме за спокойствие и рационализм всем руководил он. Он не хочет, чтобы ее руки испачкались в еще больше крови.

Но когда мужчина начинает поднимать руку на женщину (чтобы плохого она не натворила), это уже стерпеть было невозможно. Ученому хватило пару секунд, чтобы поймать кулак Таллиса своей новой, крепкой механической рукой и он видит в глазах друга страх, потому что мелки глаз заунца постепенно стали окрашиваться в черный, а радужка его буквально наливалась ярким золотом. Виктор заметил эту побочную аномалию в своем теле совершенно случайно, когда снова разозлился на Джинкс, которая иногда делала все ему назло. И для чего? Показать свою значимость и силу? Он и так знал, что ее сила, ум и смекался являются очень важным составляющим в их командной работе. Он никогда не принижал ее способности, из-под палки действовать было нельзя. Но у нее внутри будто работал тот самый бесконечный двигатель, который не мог заставить ее усядется на месте.

Виктор чуть сжимает кисть и он слышит вскрик Джейса, который совсем не ожидал такого расклада событий. Возможно, он даже повредил ему пару костяшек, потому что слышал характерных хруст. Мужчина хочет выбраться из хватки, но шатен не дает ему этого сделать.

- Как бестактно поднимать руку на девушку. Животное. - освободив кулак из хватки, у Таллиса появляется пару секунду, чтобы отойти назад, но он этого не делает, за что получает механическим кулаком в челюсть и отлетает к столу, который под весом взрослого мужчина ломается и падает на пол. Ярость все еще никак не отпускает заунца, его разум буквально кричит о том, что пора остановиться, но сердце твердит о другом.

Левой кистью, он активирует лазерную клешню, та включается и издает характерные металлические звуки. В следующее мгновение, изобретение повторяет все то, что делает ее хозяин, а именно - устремляет свой взор на пилтоверского ученого, что лежит под грудой химикатов и реагентов.

- Виктор... это не ты. Виктор приди в себя! - Джейс вытирает кровь с губ и жалеет, что его молот находится в другом конце крыла. Единственное, что сейчас он может сделать, так это воздать к голосу разума своего... бывшего друга. - Друг, во что ты себя превратил?

- Я стал лучшей версией себя, и тебе не понять это. - лазерный луч проходит в паре сантиметров от сломанного стола. Вспыхивает яркое пламя.

На то, чтобы уйти, им потребуется пара минут. Время пошло.

+1


Вы здесь » POISONCROSS­­­ » fandom » caught in the crossfire [lol]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно